Не ведая стыда, из сора рождаются не только стихи. Французский гражданский кодекс («Кодекс Наполеона») появился на свет не только благодаря тому, что Бонапарт прочитал «Институции Гая», сидя на гауптвахте в Оксонне. В основу были положены работы по систематизации одиннадцати тысяч (!) декретов, принятых французским законодательным собранием в годы революции.
5Upvotes

More from Arkady Alexandrov

А вот еще из истории британской монархии. Когда парламент Актом о престолонаследии 1701 г. отстранил наиболее легитимных претендентов на трон из дома Стюартов, после смерти королевы Анны не нашлось никого ближе, чем ганноверский курфюрст Георг I. Под тем же номером он стал королем Великобритании. (Кстати, это именно он привез с собой Георга Фридриха Генделя, отчего тот стал не только немецким, но и английским композитором, но это уже другая история). Так вот Георг большого интереса к своей новой стране не проявлял. Он было пытался руководить кабинетом, но не знал английского и говорил с министрами по-французски, а они, в свою очередь, не знали ни немецкого, ни французского. Единственный, с кем король мог более-менее сносно общаться, был канцлер казначейства Роберт Уолпол. Ему было поручено докладывать монарху за всех остальных министров. Должность эта получила уничижительное для того времени название «премьер-министр». А вот говорили Георг с Уолполом на латыни. Мораль сей басни такова: не стоит недооценивать пользу классического образования, однажды оно может пригодиться, чтобы сделать хорошую карьеру среди неучей :) Уолпол происходил из мелкопоместного нетитулованого дворянства (джентри), а закончил членом палаты лордов, первым графом Орфорд.
Вижу, как люди комментируют нобелевскую речь Муратова; в основном хвалят. Я тоже решил полюбопытствовать, прочитал. Много разных правильных слов, хотя сумбурно и слабовато с точки зрения канонов риторического искусства. Но одна фраза меня поразила. Точнее две, поставленные рядом. «С одной стороны, президент России помогает установить памятник к 100-летию академика Сахарова. А с другой стороны, в нашей же стране Генпрокуратура требует ликвидировать общество „Мемориал“». И действительно: кому же как не Путину устанавливать памятник Сахарову. Совершенно независимая прокуратура от рук отбилась, сама решила расправиться с «Мемориалом». И ФСБ, никакого отношения не имеющая нынешнему главе государства, совершенно произвольно засекречивает имена палачей. Навального в тюрьме держит и пытает французская парфюмерная компания. Лукашенко по своей инициативе гадит Европке, «Боинг» совершенно случайно сбили никому неподконтрольные бандиты, а отношения с Украиной сами собой испортились. Не могу давать моральные советы главному редактору газеты, который похоронил уже нескольких своих коллег. Не имею права поучать его геройству и честности. И на той трибуне мне тоже никогда не выступать. Но вряд ли умолчание Муратова могло бы быть в этой ситуации более оглушительным. Не знаю, было ли это его целью или как-то само собой так получилось.

More from Arkady Alexandrov

А вот еще из истории британской монархии. Когда парламент Актом о престолонаследии 1701 г. отстранил наиболее легитимных претендентов на трон из дома Стюартов, после смерти королевы Анны не нашлось никого ближе, чем ганноверский курфюрст Георг I. Под тем же номером он стал королем Великобритании. (Кстати, это именно он привез с собой Георга Фридриха Генделя, отчего тот стал не только немецким, но и английским композитором, но это уже другая история). Так вот Георг большого интереса к своей новой стране не проявлял. Он было пытался руководить кабинетом, но не знал английского и говорил с министрами по-французски, а они, в свою очередь, не знали ни немецкого, ни французского. Единственный, с кем король мог более-менее сносно общаться, был канцлер казначейства Роберт Уолпол. Ему было поручено докладывать монарху за всех остальных министров. Должность эта получила уничижительное для того времени название «премьер-министр». А вот говорили Георг с Уолполом на латыни. Мораль сей басни такова: не стоит недооценивать пользу классического образования, однажды оно может пригодиться, чтобы сделать хорошую карьеру среди неучей :) Уолпол происходил из мелкопоместного нетитулованого дворянства (джентри), а закончил членом палаты лордов, первым графом Орфорд.
Вижу, как люди комментируют нобелевскую речь Муратова; в основном хвалят. Я тоже решил полюбопытствовать, прочитал. Много разных правильных слов, хотя сумбурно и слабовато с точки зрения канонов риторического искусства. Но одна фраза меня поразила. Точнее две, поставленные рядом. «С одной стороны, президент России помогает установить памятник к 100-летию академика Сахарова. А с другой стороны, в нашей же стране Генпрокуратура требует ликвидировать общество „Мемориал“». И действительно: кому же как не Путину устанавливать памятник Сахарову. Совершенно независимая прокуратура от рук отбилась, сама решила расправиться с «Мемориалом». И ФСБ, никакого отношения не имеющая нынешнему главе государства, совершенно произвольно засекречивает имена палачей. Навального в тюрьме держит и пытает французская парфюмерная компания. Лукашенко по своей инициативе гадит Европке, «Боинг» совершенно случайно сбили никому неподконтрольные бандиты, а отношения с Украиной сами собой испортились. Не могу давать моральные советы главному редактору газеты, который похоронил уже нескольких своих коллег. Не имею права поучать его геройству и честности. И на той трибуне мне тоже никогда не выступать. Но вряд ли умолчание Муратова могло бы быть в этой ситуации более оглушительным. Не знаю, было ли это его целью или как-то само собой так получилось.