А вот еще из истории британской монархии. Когда парламент Актом о престолонаследии 1701 г. отстранил наиболее легитимных претендентов на трон из дома Стюартов, после смерти королевы Анны не нашлось никого ближе, чем ганноверский курфюрст Георг I. Под тем же номером он стал королем Великобритании. (Кстати, это именно он привез с собой Георга Фридриха Генделя, отчего тот стал не только немецким, но и английским композитором, но это уже другая история). Так вот Георг большого интереса к своей новой стране не проявлял. Он было пытался руководить кабинетом, но не знал английского и говорил с министрами по-французски, а они, в свою очередь, не знали ни немецкого, ни французского. Единственный, с кем король мог более-менее сносно общаться, был канцлер казначейства Роберт Уолпол. Ему было поручено докладывать монарху за всех остальных министров. Должность эта получила уничижительное для того времени название «премьер-министр». А вот говорили Георг с Уолполом на латыни. Мораль сей басни такова: не стоит недооценивать пользу классического образования, однажды оно может пригодиться, чтобы сделать хорошую карьеру среди неучей :) Уолпол происходил из мелкопоместного нетитулованого дворянства (джентри), а закончил членом палаты лордов, первым графом Орфорд.
6Upvotes

More from Arkady Alexandrov

Вижу, как люди комментируют нобелевскую речь Муратова; в основном хвалят. Я тоже решил полюбопытствовать, прочитал. Много разных правильных слов, хотя сумбурно и слабовато с точки зрения канонов риторического искусства. Но одна фраза меня поразила. Точнее две, поставленные рядом. «С одной стороны, президент России помогает установить памятник к 100-летию академика Сахарова. А с другой стороны, в нашей же стране Генпрокуратура требует ликвидировать общество „Мемориал“». И действительно: кому же как не Путину устанавливать памятник Сахарову. Совершенно независимая прокуратура от рук отбилась, сама решила расправиться с «Мемориалом». И ФСБ, никакого отношения не имеющая нынешнему главе государства, совершенно произвольно засекречивает имена палачей. Навального в тюрьме держит и пытает французская парфюмерная компания. Лукашенко по своей инициативе гадит Европке, «Боинг» совершенно случайно сбили никому неподконтрольные бандиты, а отношения с Украиной сами собой испортились. Не могу давать моральные советы главному редактору газеты, который похоронил уже нескольких своих коллег. Не имею права поучать его геройству и честности. И на той трибуне мне тоже никогда не выступать. Но вряд ли умолчание Муратова могло бы быть в этой ситуации более оглушительным. Не знаю, было ли это его целью или как-то само собой так получилось.
Еврокомиссия намерена в следующем году продолжить, усилить и углýбить борьбу с дезинформацией. Аналогичные задачи перед собой ставят и страны-члены. Наше министерство здравоохранения — на передовой, собирается опровергать заблуждения и распространять правильную точку зрения. В таком случае оно должно начать с разоблачения дезинформации, которую оно само же и распространяло. Оставим в стороне теории заговора, чипирование, сети 5G, модификацию человеческой ДНК, графен и тому подобное. Того, кто верит в подобную ерунду, трудно переубедить средствами государственной пропаганды и цензуры; они будут иметь скорее обратный эффект. Остальным достаточно для разоблачения базовых знаний уровня средней школы. А вот в деле доступного донесения информации, разобраться в которой могут только специалисты, официальные каналы обанкротились полностью. Нам говорили: для прекращения эпидемии необходимо достичь иммунитета у 60–70 % населения, а это можно сделать быстро только с помощью прививок. Врали. С вакцинами, которые не дают долгосрочного стерилизующего эффекта, а тем более в борьбе с быстро мутирующим вирусом, недостаточно ни 70, ни 80, ни даже 95 % вакцинированных. Нам говорили: вакцинный иммунитет лучше естественного. Врали. Вакцины хуже защищают от повторной инфекции и действуют в течение более короткого времени. Нам говорили: вакцины поставят за коронавирусом точку. Врали. Никакой точки не предвидится. После «точки» пошла третья доза. На 2022 г. уже подписаны контракты на поставку еще 1,8 млрд. доз, то есть по четыре на каждого жителя ЕС. Нам говорили: вакцинация будет добровольной. Врали. Сначала лицемерно и без достаточных научных оснований начали произвольно дискриминировать невакцинированных, теперь в открытую вводят обязательную вакцинацию. Нам говорили: только массовая вакцинация населения помогла справиться со страшными болезнями, такими как полиомиелит и черная оспа. Это не прямое вранье, но манипуляция. Коронавирус относится к другому типу вирусов и эволюционирует иначе, а вакцины, которые против него используются, намного менее эффективны, чем классические вакцины против полиомиелита и оспы. Логистически невозможно в крупной стране вакцинировать население со скоростью достаточной для подавления быстро мутирующего вируса. Нам говорили: вакцина защищает от заражения и препятствует распространению вируса, это единственное эффективное средство. Врали. Эффект предотвращения заражений оказался краткосрочным и быстро сходит на нет. Нам говорили: осенняя волна этого года — это эпидемия невакцинированных. Врали. 85 % госпитализированных пациентов относятся к группам, которые были вакцинированы на 85–90 % и больше. Вакцинированных объявили безопасными для окружающих, их перестали тестировать, они не обращаются к врачам даже когда имеют признаки заболевания. Несмотря на то, что вакцина мало препятствует распространению вируса, вакцинированные свободно посещают общественные места в то время, как невакцинированные подвергаются изоляции и дискриминации. И так далее. Врали, врут и будут врать, а теперь удивляются, почему же люди задают вопросы и отказываются верить официальной информации. Вопрос только в том, делали это чиновники и эксперты намеренно, зная заранее, что все описанное не соответствует действительности, или были просто некомпетентны. C'est pire qu'un crime, c'est une faute.

More from Arkady Alexandrov

Вижу, как люди комментируют нобелевскую речь Муратова; в основном хвалят. Я тоже решил полюбопытствовать, прочитал. Много разных правильных слов, хотя сумбурно и слабовато с точки зрения канонов риторического искусства. Но одна фраза меня поразила. Точнее две, поставленные рядом. «С одной стороны, президент России помогает установить памятник к 100-летию академика Сахарова. А с другой стороны, в нашей же стране Генпрокуратура требует ликвидировать общество „Мемориал“». И действительно: кому же как не Путину устанавливать памятник Сахарову. Совершенно независимая прокуратура от рук отбилась, сама решила расправиться с «Мемориалом». И ФСБ, никакого отношения не имеющая нынешнему главе государства, совершенно произвольно засекречивает имена палачей. Навального в тюрьме держит и пытает французская парфюмерная компания. Лукашенко по своей инициативе гадит Европке, «Боинг» совершенно случайно сбили никому неподконтрольные бандиты, а отношения с Украиной сами собой испортились. Не могу давать моральные советы главному редактору газеты, который похоронил уже нескольких своих коллег. Не имею права поучать его геройству и честности. И на той трибуне мне тоже никогда не выступать. Но вряд ли умолчание Муратова могло бы быть в этой ситуации более оглушительным. Не знаю, было ли это его целью или как-то само собой так получилось.
Еврокомиссия намерена в следующем году продолжить, усилить и углýбить борьбу с дезинформацией. Аналогичные задачи перед собой ставят и страны-члены. Наше министерство здравоохранения — на передовой, собирается опровергать заблуждения и распространять правильную точку зрения. В таком случае оно должно начать с разоблачения дезинформации, которую оно само же и распространяло. Оставим в стороне теории заговора, чипирование, сети 5G, модификацию человеческой ДНК, графен и тому подобное. Того, кто верит в подобную ерунду, трудно переубедить средствами государственной пропаганды и цензуры; они будут иметь скорее обратный эффект. Остальным достаточно для разоблачения базовых знаний уровня средней школы. А вот в деле доступного донесения информации, разобраться в которой могут только специалисты, официальные каналы обанкротились полностью. Нам говорили: для прекращения эпидемии необходимо достичь иммунитета у 60–70 % населения, а это можно сделать быстро только с помощью прививок. Врали. С вакцинами, которые не дают долгосрочного стерилизующего эффекта, а тем более в борьбе с быстро мутирующим вирусом, недостаточно ни 70, ни 80, ни даже 95 % вакцинированных. Нам говорили: вакцинный иммунитет лучше естественного. Врали. Вакцины хуже защищают от повторной инфекции и действуют в течение более короткого времени. Нам говорили: вакцины поставят за коронавирусом точку. Врали. Никакой точки не предвидится. После «точки» пошла третья доза. На 2022 г. уже подписаны контракты на поставку еще 1,8 млрд. доз, то есть по четыре на каждого жителя ЕС. Нам говорили: вакцинация будет добровольной. Врали. Сначала лицемерно и без достаточных научных оснований начали произвольно дискриминировать невакцинированных, теперь в открытую вводят обязательную вакцинацию. Нам говорили: только массовая вакцинация населения помогла справиться со страшными болезнями, такими как полиомиелит и черная оспа. Это не прямое вранье, но манипуляция. Коронавирус относится к другому типу вирусов и эволюционирует иначе, а вакцины, которые против него используются, намного менее эффективны, чем классические вакцины против полиомиелита и оспы. Логистически невозможно в крупной стране вакцинировать население со скоростью достаточной для подавления быстро мутирующего вируса. Нам говорили: вакцина защищает от заражения и препятствует распространению вируса, это единственное эффективное средство. Врали. Эффект предотвращения заражений оказался краткосрочным и быстро сходит на нет. Нам говорили: осенняя волна этого года — это эпидемия невакцинированных. Врали. 85 % госпитализированных пациентов относятся к группам, которые были вакцинированы на 85–90 % и больше. Вакцинированных объявили безопасными для окружающих, их перестали тестировать, они не обращаются к врачам даже когда имеют признаки заболевания. Несмотря на то, что вакцина мало препятствует распространению вируса, вакцинированные свободно посещают общественные места в то время, как невакцинированные подвергаются изоляции и дискриминации. И так далее. Врали, врут и будут врать, а теперь удивляются, почему же люди задают вопросы и отказываются верить официальной информации. Вопрос только в том, делали это чиновники и эксперты намеренно, зная заранее, что все описанное не соответствует действительности, или были просто некомпетентны. C'est pire qu'un crime, c'est une faute.