Погуглила я и так и эдак знаменитых итальянок. Пришла к грустном выводу: гугл любит итальянок за их красоту, артистичность и умение вдохновлять. Ну так себе. Подумалось, что тут отличная платформа, чтобы собрать информацию и рассказать об итальянках иного толка. О них, безусловно, многие наслышаны, но, тем не менее, имена их звучат куда реже, чем имена Софи Лорен, Джины Лоллобриджиды и др. Сегодня будет рассказ о Рите Леви-Монтальчини - ученом-нейробиологе, лауреате Нобелевской премии, добившейся признания в научном мире, несмотря на трудности и препятствия, сопровожавшие её карьеру в науке. Родилась Рита в 1909 году, в семье талантливой художницы Адель Монтальчини и Адамо Леви - математика и инженера-электрика. В семье было четверо детей. Троим из них получилось добиться известности. Брат Риты, Джино Леви-Монтальчини, стал известным скульптром и архитектором, её сестра-близнец Паола добилась успеха в изобразительном искусстве, став художницей. Отец Риты воспитывали детей в патриархальных устоях. Образование в области науки и профессиональную карьеру для девочек считал вздором. Женщина, по его мнению могла быть образованной и мудрой «не для саморазвития, но для самоотречения». Но у Риты были планы и интересы куда более увлекательные, чем брак и дети. Рита неудержимо желала учиться. После серьёзного разговора с отцом Рита получила разрешение на поступление в университет. Она окунулась в подготовку к поступлению, налегая на латынь, математику и греческий. Спустя 8 месяцев упорной подготовки, Рита стала студенткой медицинского факультета Туринского университета. Рите выдалось учиться в звёздной компании. Вместе с ней гистологией занимались будущие лауреаты Нобелевской премии в области физиологии и медицины Сальвадор Лурия и Ренато Дульбекко. Наставником всех троих был Джузеппе Леви - знаменитый гистолог и анатом, автор закона Леви. В 1936 Рита с отличием закончила мединститут и продолжила заниматься научной работой. Но уже в 1938 в Италии приняли закон защиты расы. Наставника Риты, Джузеппе Леви, выгнали из университета, а Рита ушла сама, не желая навлекать на коллег опасность за сотрудничество с еврейкой. Оба уехали в Бельгию. Наставник Риты работал в Льежском университете, а сама Рита - в нейрологическом институте Брюсселя, продолжая работу над научным проектом. Вернулась в Италию Рита перед самым вводом немецких войск в Бельгию. Она ни на минуту не была готова оставить научную работу. Организовав лабораторию в собственной спальне, она продолжала работать. «Инструменты, стеклянная посуда и химические реактивы, необходимые мне для работы, ничем не отличаются от тех, которыми пользовались мои предшественники в XIX веке». Так как научные итальянские журналы отказывались публиковать статьи и открытия учёных-евреев, результаты своих исследования Рита пересылала в Бельгию. Она отважно преодолевала трудности и считала, что именно такой путь помогает достичь высоких результатов - «Я должна благодарить Муссолини за то, что он объявил меня низшей расой. Благодаря этому я обрела радость в работе, увы, уже не в институте, а в спальне». "Спальная" лаборатория преезжала с Ритой из Турина в деревню, а потом - Флоренцию. После освобождения Италии, поработав какое-то время в лагере для беженцев, Рита вернулась в Туринский университет. Американский эндокринолог Виктор Хамбургер, оказавший на исследования Риты огромное влияние, пригласил её в Университет Вашингтона в Сент-Луисе, куда она и уехала в 1947 году, планируя работу на год, но оставшись там, в итоге, почти на 25 лет, став профессором Университета Вашингтона и получив американское гражданство. В ходе экспериментов, Рита смогла обнаружить вещество - белок, получивший название ФРНТ – фактор роста нервной ткани. Это открытие положило начало разработки новых методов лечения болезни Альцгеймера, бесплодия и рака. Впоследствии к её работе присоединился американский исследователь Стэнли Коэн, открывший ещё одно похожее вещество - эридермальный фактор роста, стимулирующий рост клеток кожи и роговицы. Звонок из Стокгольма застал Риту за чтением книги Агаты Кристи, на последней странице которой она потом так и написала "Звонок из Стокгольма". Это был уже 1986 год. Свою речь Рита назвала: «Фактор роста нервной ткани: 35 лет спустя» В интервью, данном по поводу своего 100-летия, Рита Леви-Монтальчини призналась: «Зрение и слух у меня ослабели, но мозг в полном порядке. Я уверена, что мои интеллектуальные возможности сейчас больше, чем они были в молодости, если учесть весь накопленный мой опыт. Секрет жизни – постоянно думать. И перестать думать о себе». На протяжении всей жизни Рита занималась благотворительностью и поддержкой молодых ученых. Умерла Рита Леви-Монтальчини во сне в 103 года, до конца жизни посвящая несколько часов в день исследовательской работе.

13Upvotes
thumb_upthumb_downchat_bubble

More from kate_inyou

Теперь уже ежевечерняя переписка с тем, кого знаешь миллион лет - это как-то невероятно тепло. Хочется эти ощущения не расплескать, не потерять. Собирать, собирать и бережно хранить в себе. Доросла до умения ценить важное.

108 views · Apr 1st
Помнится, я пыталась в свое время писать в жж. Был тогда у меня, назовём это так, информационный повод с уклоном в личное. Не скажу, что писалось легко, такая форма взаимодействия с миром была для меня новой. Я всегда предпочитала разговоры живьём, лицом к лицу. Но и бесполезным тот жж опыт не назову. Не знаю как, но довольно скоро у меня сложилась очень приятная лента там и я прониклась и даже прикипела к тем, кто был тогда виртуально рядом, но писала я со скрипом. Потом я ушла. Дальнейшая череда из Facebook, Instagram и прочего даже рядом не стояла с жж. Я так и не распробовала и до сих пор смотрю на все соцсети как бы со стороны. Аккаунты пустые, использую, чтобы читать, а не нести что-то миру от себя. И вот minds. И дежавю. Как-будто машина времени меня перенесла лет на 12 назад. И мне снова кажется, что можно попробовать. Не ностальгии ради, а для отслеживания перемен в себе. Очень меня это сейчас трогает - я, скажем, те же 12 лет назад и я сейчас. И решения, важные решения, изменившие ход определённых событий - приняла бы я их сейчас? Пока поняла одно: пишу я по-прежнему со скрипом - это неизменная величина в моей жизни))) И я, кстати, не зануда, просто изучила тег, где все представляются, и сразу показалось, что я недостаточно серьёзна для этого места))

More from kate_inyou

Теперь уже ежевечерняя переписка с тем, кого знаешь миллион лет - это как-то невероятно тепло. Хочется эти ощущения не расплескать, не потерять. Собирать, собирать и бережно хранить в себе. Доросла до умения ценить важное.

108 views · Apr 1st
Помнится, я пыталась в свое время писать в жж. Был тогда у меня, назовём это так, информационный повод с уклоном в личное. Не скажу, что писалось легко, такая форма взаимодействия с миром была для меня новой. Я всегда предпочитала разговоры живьём, лицом к лицу. Но и бесполезным тот жж опыт не назову. Не знаю как, но довольно скоро у меня сложилась очень приятная лента там и я прониклась и даже прикипела к тем, кто был тогда виртуально рядом, но писала я со скрипом. Потом я ушла. Дальнейшая череда из Facebook, Instagram и прочего даже рядом не стояла с жж. Я так и не распробовала и до сих пор смотрю на все соцсети как бы со стороны. Аккаунты пустые, использую, чтобы читать, а не нести что-то миру от себя. И вот minds. И дежавю. Как-будто машина времени меня перенесла лет на 12 назад. И мне снова кажется, что можно попробовать. Не ностальгии ради, а для отслеживания перемен в себе. Очень меня это сейчас трогает - я, скажем, те же 12 лет назад и я сейчас. И решения, важные решения, изменившие ход определённых событий - приняла бы я их сейчас? Пока поняла одно: пишу я по-прежнему со скрипом - это неизменная величина в моей жизни))) И я, кстати, не зануда, просто изучила тег, где все представляются, и сразу показалось, что я недостаточно серьёзна для этого места))