Кому не хочется читать много букв — пропускайте все, кроме последнего абзаца. Все остальное — просто обычный Disclaimer и Terms and Conditions, которые никто никогда не читает. ________________________________ Приветствую всех подписчиков. Сразу предупреждаю, что здесь буду писать только то, что думаю на самом деле, не учитывая и не жалея ваших чувств. Некоторых знаю лично, кого-то по сетевому общению, кого-то «не могу узнать по аватарке». Это неважно. Угодить всем нельзя. Вы сами принимаете на себя риск прочитать здесь что-то, что может причинить вам страдания. (В конце будет неполный список). Здесь будет пространство для мыслей. Иногда они могут показаться неудобными, провокационным, обидными, жестокими или аморальными (даже мне), но всегда будут тщательно продуманными. Тут будут афоризмы и занудные обстоятельные исследования отдельных вопросов, будут хулиганские выходки, риторические фигуры и полемические заострения, вопросы без ответов и безумные (с вашей точки зрения) теории. Все то, что постоянные читатели в Фейсбуке знают без лишних пояснений. Здесь, за редкими исключениями (на которые, тем не менее, оставляю за собой полное право), не будет перепостов. За каждым текстом здесь будет стоять мой личный интеллектуальный труд, который иногда занимает месяцы и годы. Но в итоге я все равно публикую примерно четверть того, что пишу для себя. Сказанное выше не означает, что все, что здесь появится, я буду покладать за окончательную или, как минимум, промежуточную истину. Наоборот, я могу захотеть поделиться с вами тем, что нашел что-то замечательное, парадоксальное или уродливое. Я могу также оказаться в тупике и решиться приоткрыть перед вами свою нищету духа. Здесь я также могу тестировать свои идеи прежде, чем сочту их достойными. Ссылки на внешние источники будут частью обычного ссылочного аппарата, потому что из практики я понял, что некоторые понятия и концепции, кажущиеся мне очевидными, доступны не всем читателям, которым, тем не менее, интересно и они хотели бы разобраться. Я также понял, что мой стандартный ответ «иди(те) читать учебники» — это примерно такое же хамство, как и «сам дурак». Не обещаю, что не сорвусь, но постараюсь приводить тогда указания на конкретные книги или, если получится, на конкретные места в них. Принимайте, однако, пожалуйста, что это само по себе тоже достаточно утомительное занятие и я не готов каждое свое сообщение готовить по стандартам рукописи в научный журнал. Больше всего я боюсь оказаться в пузыре собственных убеждений и единомышленников. Если вы выразите свое согласие с моими мыслями, мне будет, конечно, немного приятно, но куда больше радости принесут поправки или утончения. Критика, заставляющая вообще все пересмотреть — источник подлинного счастья. Критикуйте смело, но аргументированно. На ваше мнение в стиле «а я не согласен» или «нас в институте по-другому учили» мне плевать. В ответ получите оскорбления, все будут расстроены. За аргументы, ссылки, источники буду благодарить так, что вам сторицей окупится. Чаще всего вам будет казаться, что я упертый, ничего вокруг не вижу, кроме собственной правоты, отбрасываю возражения без рассмотрения. Уверяю вас, что это не так. Если у вас нет РАС, вы себе представить не можете, сколько сомнений и неуверенности в себе стоит за каждым моим выглядыванием из панциря. Однако 99,5 % из вас придется смириться с тем, что ваши возражения я уже заранее рассмотрел и принял внимание прежде, чем открыть рот. Представляйте меня Шелдоном Купером, только не выдуманным, а настоящим, не физиком, а юристом. Примите мои природные особенности со снисхождением и пониманием, и я одарю вас своей всеобъемлющей эрудицией, безупречной логикой и искрометными формулировками. И, наконец, последнее предупреждение. Гомеопатия не помогает. Молитвы помогают. Бог есть. Аборт — это убийство. Ельцин — наш президент. Дональд лучше Хиллари. (И лучше Джо). Кошки лучше собак. Мы одни во Вселенной. Православные — раскольники. СССР — империя зла. Инквизицию оболгали. Многомировая интерпретация квантовой механики несостоятельна. Если что-то из вышеперечисленного вас ранит настолько, что вы хотите немедленно вступить со мной в спор и переубедить, то лучше не травмируйте себя и не теряйте зря времени. Кому не страшно — добро пожаловать.
23Upvotes
thumb_upthumb_downchat_bubble

More from Arkady Alexandrov

Originally posted on Telegram Наблюдая за тем, как падают курсы акций FB и TWTR, я подумал о еще одной моральной дилемме. Могут ли руководители крупных акционерных компаний намеренно действовать в ущерб интересам своих акционеров из-за собственных политических пристрастий, или под давлением общественного мнения, или для защиты публичного интереса, как они его себе представляют? То есть могут ли они проявлять принципиальность по какому-то общественно значимому вопросу, подвергая свои компании риску антимонопольного расследования, штрафов и нового регулирования, полагая что у них достаточно денег и ресурсов, чтобы выдержать экономические последствия таких решений. Не получается ли, что акционеры оказывается в заложниках у руководства, которое рассуждает как Тарас Бульба: «Я тебя породил, я тебя и убью». В дополнение к этому приходит новость о том что Deutsche Bank готовиться простить Трампу долгов на 300 млн. $, лишь бы поскорее избавиться от него как от клиента. В этом может быть экономический расчет: руководство действительно может полагать, что репутационные издержки будут больше этой суммы. Однако я сомневаюсь, что конкретно у этого банка, последние шесть лет показывающего в основном убытки, еще осталась какая-то репутация. В 2015 г. Deutsche Bank был оштрафован на 2,5 млрд. $ за манипуляции со банковской ставкой LIBOR. В 2017 г. заплатил 7,2 млрд. $ за сомнительные оперции с ипотечными бумагами в кризисном 2008 г. За нарушение санкций против Ирана заплатил 258 млн. $ штрафа, еще 425 млн $ и 163 млн. £ за отмывание 10 млрд. грязных русских денег. Руководство этого банка не испытывало моральных терзаний, сотрудничая с худшими тиранами современного мира, которые ответственны не только за убийства собственных граждан, но и за финансирование терроризма по всему миру. Иранские, бирманские, ливийские, суданские, сирийские, русские кровавые деньги никогда не пахли. И даже разоблаченного педофила и насильника Джеффри Эпштейна Deutsche Bank продолжал обслуживать, за что заплатил в прошлом году еще 150 млн. $ штрафа. Удивительная принципиальность в отношении экстравагантного американского миллиардера. На этом фоне долнительных 300 млн. $ убытков уже не кажутся такой фантастической суммой, однако остается принципиальный воспрос, стоит ли за последним решением экономический расчет (например, страх перед преследованием со стороны американских властей, что само по себе тоже показательно, но хотя бы рационально), или руководство Deutsche Bank покупает себе индульгенцию на средства акционеров. Экономисты уже несколько десятилетий развенчивают представления о homo economicus Милля, человеке, принимающем разумные экономические решения, руководствующегося собственной выгодой и утилитаризмом. Похоже, что образ глав крупных корпораций и банкиров, которых интересует только прибыль и благо акционеров, тоже нуждается в корректировке. И тут, мне кажется, будет уместным вспомнить рекламу на улицах Москвы времен аннексии Крыма: «Есть вещи поважнее фондового рынка».

More from Arkady Alexandrov

Originally posted on Telegram Наблюдая за тем, как падают курсы акций FB и TWTR, я подумал о еще одной моральной дилемме. Могут ли руководители крупных акционерных компаний намеренно действовать в ущерб интересам своих акционеров из-за собственных политических пристрастий, или под давлением общественного мнения, или для защиты публичного интереса, как они его себе представляют? То есть могут ли они проявлять принципиальность по какому-то общественно значимому вопросу, подвергая свои компании риску антимонопольного расследования, штрафов и нового регулирования, полагая что у них достаточно денег и ресурсов, чтобы выдержать экономические последствия таких решений. Не получается ли, что акционеры оказывается в заложниках у руководства, которое рассуждает как Тарас Бульба: «Я тебя породил, я тебя и убью». В дополнение к этому приходит новость о том что Deutsche Bank готовиться простить Трампу долгов на 300 млн. $, лишь бы поскорее избавиться от него как от клиента. В этом может быть экономический расчет: руководство действительно может полагать, что репутационные издержки будут больше этой суммы. Однако я сомневаюсь, что конкретно у этого банка, последние шесть лет показывающего в основном убытки, еще осталась какая-то репутация. В 2015 г. Deutsche Bank был оштрафован на 2,5 млрд. $ за манипуляции со банковской ставкой LIBOR. В 2017 г. заплатил 7,2 млрд. $ за сомнительные оперции с ипотечными бумагами в кризисном 2008 г. За нарушение санкций против Ирана заплатил 258 млн. $ штрафа, еще 425 млн $ и 163 млн. £ за отмывание 10 млрд. грязных русских денег. Руководство этого банка не испытывало моральных терзаний, сотрудничая с худшими тиранами современного мира, которые ответственны не только за убийства собственных граждан, но и за финансирование терроризма по всему миру. Иранские, бирманские, ливийские, суданские, сирийские, русские кровавые деньги никогда не пахли. И даже разоблаченного педофила и насильника Джеффри Эпштейна Deutsche Bank продолжал обслуживать, за что заплатил в прошлом году еще 150 млн. $ штрафа. Удивительная принципиальность в отношении экстравагантного американского миллиардера. На этом фоне долнительных 300 млн. $ убытков уже не кажутся такой фантастической суммой, однако остается принципиальный воспрос, стоит ли за последним решением экономический расчет (например, страх перед преследованием со стороны американских властей, что само по себе тоже показательно, но хотя бы рационально), или руководство Deutsche Bank покупает себе индульгенцию на средства акционеров. Экономисты уже несколько десятилетий развенчивают представления о homo economicus Милля, человеке, принимающем разумные экономические решения, руководствующегося собственной выгодой и утилитаризмом. Похоже, что образ глав крупных корпораций и банкиров, которых интересует только прибыль и благо акционеров, тоже нуждается в корректировке. И тут, мне кажется, будет уместным вспомнить рекламу на улицах Москвы времен аннексии Крыма: «Есть вещи поважнее фондового рынка».