Читаю в новостях о Netflix и Facebook, где выращенное поколение хунвейбинов восстает против руководства, которое недостаточно беспощадно борется с идеологическими врагами. Попытки найти компромисс, угодить и вашим, и нашим молодая поросль расценивает как предательство дела культурной революции. В Netflix некоторое время назад создали отдел для продвижения радужной повестки. Мир, взаимопонимание, уважение и прочее бла-бла, в которое поверили наивные бумеры. Комиссары толерантности то один фильм запретят, то сериал какой, то актера. Но этого мало, конечно. «Есть у революции начало, нет у революции конца». Намедни сотни сотрудников объявили забастовку из-за шутки какого-то комика на счет группы извращенцев, которая сейчас пользуется особым почетом. Виртуально присоединились тысячи. Требуют отменить шоу, требуют отменить самого персонажа, даром что черного мусульманина. И, главное, требуют смены руководства. Во мужики попали. Они думали, что создали бизнес, какого еще до сих пор не было, были либералами, модными, современными. Но Обама, избранный на их деньги, объяснил, что если у вас есть бизнес, то это не вы его создали. Молодежь приняла это всерьез и теперь вступает в свои права. Левая пресса несколько дней смакует подробности утечек внутренних документов из Facebook, из которых следует, что Цукерберг гораздо больше любит деньги, чем партийную повестку. После ушатов помоев из-за Cambridge Analytica, он тоже пытался лавировать, нанимал бригады кураторов правды, а в 2020 г. уже вполне открыто вмешался на стороне правильной партии и науки. Поздно. Ренегат он и есть ренегат: теперь уже не отмоется. Мало цензуры! Слишком много свободы для неправильных взглядов! Мало банов! Толпы жаждут крови и расчленения во имя всеобщего миролюбия и толерантности. Некоторые дураки на полном серьезе считают, что современным людям не нужно классическое образование. Все — от детсадовцев до шахтеров — должны осваивать программирование, а остальную «информацию» всегда смогут найти в интернете. Вот и выросла, с позволения сказать, элита поколения X и Y, у которой при слове «жирондисты» и «якобинцы» не возникает никаких ассоциаций. Они даже погуглить это слово не могут, потому что его не знают. А вот если бы почитали хотя бы «Википедию», то обнаружили бы, что те самые Жансонне, Бриссо, Верньо, Гаде и другие, кто так яростно требовал свержения монархии, провозгласил «отечество в опасности», кто судил Людовика XVI и весело голосовал за его казнь, сами через год взошли на эшафот. Головы их полетели в корзину, приставленную к машине, названной именем гуманиста доктора Гильотена. Кто-то обязательно должен умереть, чтобы жила республика! Потом, правда, пришла очередь и за самим Робеспьером, но до этой части истории мы, в наше время, еще не дошли. Эта перспектива обнадеживает, но сначала надо пережить террор. Те же, кто не знает французского и не учил историю, вынуждены будут написать ее снова собственной кровью. Ну, или хотя бы деньгами.
8Upvotes

More from Arkady Alexandrov

В 1990-х по телевизору показывали рекламные ролики на исторические темы. Был там и сюжет о царе Александре II, который дает садовнику наставления лучше кормить лебедей, а не подрезать им крылья. В конце звучала фраза: «В 1861 г. в Лондоне пустили первую линию метрополитена, а в России отменили крепостное право». Что касается метрополитена, Англия, несомненно, была впереди. Только при этом в ней, скажем, приговаривали несовершеннолетних к смертной казни. В 1830 г. повесили девятилетнего мальчика за кражу двух мелков. В 1868 г. была совершена последняя публичная казнь. Преступнику было 18 лет. Полностью смертная казнь для детей была отменена в английском уголовном праве в 1910 г. Для с равнения в России пытки и смертная казнь лиц младше 17 лет были запрещены при Елизавете Петровне еще в 1751 г., а с 1845 г. не применялись к лицам младше 21 года. Ничто ни с чем не связано, просто факты.
На днях должна выйти новая версия macOS. Рядовое событие, которое давно уже не вызывает у меня повышенного интереса, как когда то, и по идее должно было бы пройти почти незаметно. Тем более, что у меня все еще неплохо работают и справляются с задачами несколько старых маков, которые уже пропустили пару циклов обновлений и это не причинило особых неудобств. Но на сей раз производители разных установленных у меня программ особо активны в рассылке предупреждений, что без покупки новых версий их продуктов или при использовании старых я могу столкнуться с «ограничением некоторых функций», «снижением производительности», «проблемами совместимости» и даже полной неработоспособностью. Все должны идти в ногу. Но с учетом того, что при Куке настольные маки превратились из компьютеров в предметы интерьера, внутренности которых залиты промышленным клеем, большого желания вкладываться в них не возникает. У меня возникло смутное ощущение déjà vu от назойливого продвижения того, что мне сейчас не особо нужно. Если раньше производители расхваливали свою продукцию, рассказывая о преимуществах новых версий, то теперь решили, что угрозы и вымогательство будут более эффективными. С этим ощущением я провел некоторое время, пока не наткнулся на заметку Babylon Bee, в которой ученые предупреждают о катастрофических последствиях, если регуляторы в ближайшее время не одобрят вакцинирование маленьких детей: руководители фармацевтических компаний не смогут получить свои квартальные бонусы. Тут меня осенило. Ну конечно же: пропаганда вакцинации последних месяцев — это именно такая маркетинговая кампания с запугиванием, воздействием на эмоции и навязыванием продукта. Разница только в том, что теперь в агента по продажам превратилось государство со всем его аппаратом принуждения. Нас убеждают, что природный иммунитет недостаточно хорош и нуждается в постоянном обновлении каждых полгода. У людей ранних годов выпуска действительно могла поизноситься элементная база, им апгрейд не помешает. Но зачем он нужен новым, недавно выпущенным людям, особенно тем, кого обновление может вывести из строя навсегда? Как это давно принято в софтверной индустрии, производители вакцин теперь освобождены от всяких гарантий и ответственности за ущерб. Потребитель колеблется: ему приходится делать выбор на свой на страх и риск. Поэтому с подходом, основанном на убеждении в качествах продукта, больших продаж уже не сделаешь. А производственные мощности загружены, инвестиции надо окупать, да и те же бонусы сами собой с неба не свалятся. Теперь вакцинологи-маркетологи придумали ограничить функции тем, кто не провел апгрейд. «Непривитые должны быть исключены из социальной и экономической жизни». Неважно, что «железо» еще не у всех состарилось. Когда-то давно я читал о стратегии запланированного устаревания. И хотя это очевидный сговор, некоторые авторы умудрялись защищать подобную практику аргументами, что она в конечном итоге идет на пользу потребителю. В фантастических фильмах и романах рассказывали об устаревших роботах, оставшихся на окраине цивилизации и страдавших из-за своей ненужности. Но тут хотя бы речь шла о вещах и машинах. Теперь же маркетинговые отделения корпораций в сговоре с чиновниками догадались выбрасывать на свалку людей, которые возомнили себе, будто их тела принадлежат им, а не государству. Отличная инновация; технический прогресс, который мы заслужили.
Ситуация с ценами на энергоносители в Европе показывает, почему борьба с глобальным потеплением опаснее самого потепления. Никакой источник энергии не может быть идеальным со всех сторон. Поэтому в энергетической системе, развивающейся естественным путем, разные источники балансируются так, чтобы их недостатки взаимно компенсировались. Даже если государственное вмешательство в некоторых странах приоритизировало отдельные направления, пойти против законов рынка оно не могло: предложение и спрос должны сходиться в точке равновесия. Добавление новых и «возобновляемых» источников энергии, по идее, должно было бы пойти на пользу разнообразию. Однако прогрессоров не устраивает естественный ход вещей. Они объявили некоторые источники грязными, не заслуживающими права на существование. Закрыв собственные атомные станции, некоторые страны так и не вернулись к состоянию самодостаточности: их долгосрочный энергетический дефицит компенсируется закупкой энергии у соседей, которые вырабатывают ее из того же атома или даже угля. Последний оказывается еще худшим решением. Так придурь леваков в нескольких странах, тем более не самых крупных, все-таки могла быть компенсирована их нормальным окружением. А потом появилась единая Европа. Список религиозных энергетических запретов расширился. Дешевая, надежная и локальная энергия была объявлена харамной. Появились какие-то нереальные промежуточные цели, показатели, проценты на пути к чистому и безоблачному будущему. В результате, как и положено у любого KPI, все превращается в профанацию. Уголь, атом закрывают, но вместо него не ветряки и термояд, а банальный сибирский газ. Ценнейший природный ресурс, из которого можно делать множество полезных вещей и повысить его стоимость на три порядка, используется только для того, чтобы подогревать зады радикальной зелено-большевистской молодежи. Причем выручкой за этот газ оплачено подавление и извращение тех самых европейских ценностей, о защите которых без устали ведется столько пустых и бессмысленных разговоров. На тех, кому все происходящее вокруг климатической политики кажется безумием, можно наклеивать разные ярлыки. Отрицатели науки, мракобесы, фанатики. Возможно, они не знакомы со сложнейшими компьютерными моделями и не читали научные доклады. Но в одном таким людям нельзя отказать: в здравом смысле. Они интуитивно чувствуют, что стремление к локальным улучшениям ведет к глобальным ухудшениям. Чем меньше разнообразия, чем меньше свободы, тем больше риск выхода любой сложной системы из равновесия и ее саморазрушения. Вы можете предпочитать кошерную или веганскую диету и в достаточно большом супермаркете наверняка сможете найти себе что-то подходящее. Но если вы решите питаться только халяльбиоэтической едой, то шансы остаться голодным возрастают неимоверно, особенно если ваши желания не совпадают с вашими финансовыми возможностями. Для меня символом идиотизма и безусловной вредности централизованной климатической политики служат бескрайние поля рапса в Чехии. Они красиво смотрятся издали как огромные платочки из ярко-желтого цыплячьего пуха. Однако под этой красотой скрыто уничтожение природы, эрозия и истощение почвы, снижение биоразнообразия, гибель животных, источник аллергии у людей, наводнения и т.п. Бюрократ, которому пришла в голову идея повышения процента возобновляемых источников энергии путем подмешивания в дизельное топливо растительного масла, неспособен за цифрами отчетов видеть что-либо еще. С его точки зрения ключевой показатель достигнут, а то, что при этом исчезает природа, на цифре не отражается. В советском анекдоте говорилось о борьбе за мир, после которого камня на камне не останется. Вполне возможно, что борьба за климат и показатели CO₂ уничтожат как экономику, так и природу намного раньше, чем это успеет сделать глобальное потепление. Не сразу и не в этот раз, но в какой-то из следующих.

More from Arkady Alexandrov

В 1990-х по телевизору показывали рекламные ролики на исторические темы. Был там и сюжет о царе Александре II, который дает садовнику наставления лучше кормить лебедей, а не подрезать им крылья. В конце звучала фраза: «В 1861 г. в Лондоне пустили первую линию метрополитена, а в России отменили крепостное право». Что касается метрополитена, Англия, несомненно, была впереди. Только при этом в ней, скажем, приговаривали несовершеннолетних к смертной казни. В 1830 г. повесили девятилетнего мальчика за кражу двух мелков. В 1868 г. была совершена последняя публичная казнь. Преступнику было 18 лет. Полностью смертная казнь для детей была отменена в английском уголовном праве в 1910 г. Для с равнения в России пытки и смертная казнь лиц младше 17 лет были запрещены при Елизавете Петровне еще в 1751 г., а с 1845 г. не применялись к лицам младше 21 года. Ничто ни с чем не связано, просто факты.
На днях должна выйти новая версия macOS. Рядовое событие, которое давно уже не вызывает у меня повышенного интереса, как когда то, и по идее должно было бы пройти почти незаметно. Тем более, что у меня все еще неплохо работают и справляются с задачами несколько старых маков, которые уже пропустили пару циклов обновлений и это не причинило особых неудобств. Но на сей раз производители разных установленных у меня программ особо активны в рассылке предупреждений, что без покупки новых версий их продуктов или при использовании старых я могу столкнуться с «ограничением некоторых функций», «снижением производительности», «проблемами совместимости» и даже полной неработоспособностью. Все должны идти в ногу. Но с учетом того, что при Куке настольные маки превратились из компьютеров в предметы интерьера, внутренности которых залиты промышленным клеем, большого желания вкладываться в них не возникает. У меня возникло смутное ощущение déjà vu от назойливого продвижения того, что мне сейчас не особо нужно. Если раньше производители расхваливали свою продукцию, рассказывая о преимуществах новых версий, то теперь решили, что угрозы и вымогательство будут более эффективными. С этим ощущением я провел некоторое время, пока не наткнулся на заметку Babylon Bee, в которой ученые предупреждают о катастрофических последствиях, если регуляторы в ближайшее время не одобрят вакцинирование маленьких детей: руководители фармацевтических компаний не смогут получить свои квартальные бонусы. Тут меня осенило. Ну конечно же: пропаганда вакцинации последних месяцев — это именно такая маркетинговая кампания с запугиванием, воздействием на эмоции и навязыванием продукта. Разница только в том, что теперь в агента по продажам превратилось государство со всем его аппаратом принуждения. Нас убеждают, что природный иммунитет недостаточно хорош и нуждается в постоянном обновлении каждых полгода. У людей ранних годов выпуска действительно могла поизноситься элементная база, им апгрейд не помешает. Но зачем он нужен новым, недавно выпущенным людям, особенно тем, кого обновление может вывести из строя навсегда? Как это давно принято в софтверной индустрии, производители вакцин теперь освобождены от всяких гарантий и ответственности за ущерб. Потребитель колеблется: ему приходится делать выбор на свой на страх и риск. Поэтому с подходом, основанном на убеждении в качествах продукта, больших продаж уже не сделаешь. А производственные мощности загружены, инвестиции надо окупать, да и те же бонусы сами собой с неба не свалятся. Теперь вакцинологи-маркетологи придумали ограничить функции тем, кто не провел апгрейд. «Непривитые должны быть исключены из социальной и экономической жизни». Неважно, что «железо» еще не у всех состарилось. Когда-то давно я читал о стратегии запланированного устаревания. И хотя это очевидный сговор, некоторые авторы умудрялись защищать подобную практику аргументами, что она в конечном итоге идет на пользу потребителю. В фантастических фильмах и романах рассказывали об устаревших роботах, оставшихся на окраине цивилизации и страдавших из-за своей ненужности. Но тут хотя бы речь шла о вещах и машинах. Теперь же маркетинговые отделения корпораций в сговоре с чиновниками догадались выбрасывать на свалку людей, которые возомнили себе, будто их тела принадлежат им, а не государству. Отличная инновация; технический прогресс, который мы заслужили.
Ситуация с ценами на энергоносители в Европе показывает, почему борьба с глобальным потеплением опаснее самого потепления. Никакой источник энергии не может быть идеальным со всех сторон. Поэтому в энергетической системе, развивающейся естественным путем, разные источники балансируются так, чтобы их недостатки взаимно компенсировались. Даже если государственное вмешательство в некоторых странах приоритизировало отдельные направления, пойти против законов рынка оно не могло: предложение и спрос должны сходиться в точке равновесия. Добавление новых и «возобновляемых» источников энергии, по идее, должно было бы пойти на пользу разнообразию. Однако прогрессоров не устраивает естественный ход вещей. Они объявили некоторые источники грязными, не заслуживающими права на существование. Закрыв собственные атомные станции, некоторые страны так и не вернулись к состоянию самодостаточности: их долгосрочный энергетический дефицит компенсируется закупкой энергии у соседей, которые вырабатывают ее из того же атома или даже угля. Последний оказывается еще худшим решением. Так придурь леваков в нескольких странах, тем более не самых крупных, все-таки могла быть компенсирована их нормальным окружением. А потом появилась единая Европа. Список религиозных энергетических запретов расширился. Дешевая, надежная и локальная энергия была объявлена харамной. Появились какие-то нереальные промежуточные цели, показатели, проценты на пути к чистому и безоблачному будущему. В результате, как и положено у любого KPI, все превращается в профанацию. Уголь, атом закрывают, но вместо него не ветряки и термояд, а банальный сибирский газ. Ценнейший природный ресурс, из которого можно делать множество полезных вещей и повысить его стоимость на три порядка, используется только для того, чтобы подогревать зады радикальной зелено-большевистской молодежи. Причем выручкой за этот газ оплачено подавление и извращение тех самых европейских ценностей, о защите которых без устали ведется столько пустых и бессмысленных разговоров. На тех, кому все происходящее вокруг климатической политики кажется безумием, можно наклеивать разные ярлыки. Отрицатели науки, мракобесы, фанатики. Возможно, они не знакомы со сложнейшими компьютерными моделями и не читали научные доклады. Но в одном таким людям нельзя отказать: в здравом смысле. Они интуитивно чувствуют, что стремление к локальным улучшениям ведет к глобальным ухудшениям. Чем меньше разнообразия, чем меньше свободы, тем больше риск выхода любой сложной системы из равновесия и ее саморазрушения. Вы можете предпочитать кошерную или веганскую диету и в достаточно большом супермаркете наверняка сможете найти себе что-то подходящее. Но если вы решите питаться только халяльбиоэтической едой, то шансы остаться голодным возрастают неимоверно, особенно если ваши желания не совпадают с вашими финансовыми возможностями. Для меня символом идиотизма и безусловной вредности централизованной климатической политики служат бескрайние поля рапса в Чехии. Они красиво смотрятся издали как огромные платочки из ярко-желтого цыплячьего пуха. Однако под этой красотой скрыто уничтожение природы, эрозия и истощение почвы, снижение биоразнообразия, гибель животных, источник аллергии у людей, наводнения и т.п. Бюрократ, которому пришла в голову идея повышения процента возобновляемых источников энергии путем подмешивания в дизельное топливо растительного масла, неспособен за цифрами отчетов видеть что-либо еще. С его точки зрения ключевой показатель достигнут, а то, что при этом исчезает природа, на цифре не отражается. В советском анекдоте говорилось о борьбе за мир, после которого камня на камне не останется. Вполне возможно, что борьба за климат и показатели CO₂ уничтожат как экономику, так и природу намного раньше, чем это успеет сделать глобальное потепление. Не сразу и не в этот раз, но в какой-то из следующих.
close
Speak freely and earn crypto.
Switch to App
Minds Take back control of your social media!