Волк, думая попасть в овчарню, успешно выполнил задуманное. Подобрался к барашку, что улёгся на краю, и укусил того за бочок. Барашек со сна, конечно, копытом волка тяпнул, потемнело у волка в глазах, запели вокруг головы золотые рыбки, да всё без толку: ухватил волчище барана и в тёмный лес останки поволок. * * * У выхода из овчарни, конечно, шум, псари, огни и общее возмущение. — Вы что это? — спрашивает волк у них строго. — Чиво, — отвечают псари, — балуешь? — Ничиво! — передразнивает волчара, кто балует? Я, брат, на службе! — Ась? — не поняли ловчие. — По закону всё, говорю! На службе я. Мне положено, я волк, ты, брат, иди Брэма читай. — Что у вас, — разгорячился волк, — за безобразия, — бараны копытами сучат, гомон, крик, не спит никто! Отбой! Устыдились мужики, конечно. * * * Стал волк в гости захаживать. Раз зашёл, другой зашёл, а на десятый объелся при исполнении и отдал богу душу. Помер и думает, дай, думает, в рай мыкнусь. Подбегает. У ворот в рай стоит, конечно, Святой Пётр и, конечно, спрашивает с хитринкой: — Куда это ты, милок?.. Вон и морда у тебя вся в кровище? Уж не в рай ли? — Да нешто я, — обижается волк, — да что же, что в кровище... Я же всё по закону. На службе был! Да нешто я. Да что же я, сами знаете, какие времена были, граждане! — Иди, милок, — махнул рукой Пётр, — там разберутся. * * * Вошёл волк в рай и стал жить–поживать целую вечность. Однако всему на свете есть конец, завершилась и вечность, настал день Страшного суда. Заходит волчище в кабинет, глаз поднять не смеет. И слышит только неизъяснимый голос, который повелевает что-то кому-то отвечать. А этот кто-то в ответ блеет бараньим голосм: — Да, Господи, знаком! А страшный голос обращается к волку: — При каких обстоятельствах вы познакомились с пострадавшим Бараном? А волк лгать не смеет и отвечает волчьим шёпотом: — Мы, ваше сиятельство, с господином Бараном в оном году сельское хозяйство вместе поднимали. — Так что же, — грохочет голос, — скажет по аграрному вопросу господин Баран? * * * Установилось некоторое молчание. — Да что же, Господи, — отвечает барашек жалобно, — по закону он... ну ведь он же на службе был, волк-то... У Брэма сказано... И только раздались эти слова, как потемнело в глазах у волка, запели вокруг головы золотые рыбки и видит он, что будто стоит он снова в овчарне в луже крови, ночь, тишь, а напротив него баран недорезанный. Постояли, отдышались. — Что это вообще означает? — спрашивает волк барана строго, — что у вас тут за мистические явления? — Что–что, — отвечает недорезанный баран сердито. — Это, — говорит баран, — означает, что бога нету. И, укладываясь на пол, молвил человеческим голосом: — Приятного аппетита!
6Upvotes
thumb_upthumb_downchat_bubble

More from skovoroad

В одном старинном городе работал некогда руководителем один интеллигентный князь. Сначала он был не очень интеллигентный и даже зарезал другого, предыдущего князя, а детей его прогнал, но потом уже мечом князь напрасно не размахивал, поборы с населения установил скромные и даже почти никого зазря не порол, ну разве только по праздникам, за что жители звали своего властителя благодетелем, солнышком и дурашкой. И вот вышел как–то князь с утра по нужде под куст акации и увидел, что за забором блуждает девица неизъяснимой красоты. Девица оказалась дочкой купца с соседнего участка. Для того простого века она была штучкой довольно эмансипированной. Поскольку князь был человек мягкий и планировал жениться на ней по согласию, то барышня стала выкаблучиваться. Сперва она затребовала у него предъявить личную храбрость. Князь сходил, пардон, на медведя. Правда, он случайно сходил не на медведя, а на медведицу, но это было даже ещё почётнее, а её медвежат, которые там рядом шлялись, стали при дворе воспитывать. Тогда девица затребовала каких–то немыслимых украшений, но князь и их добыл, хотя за ними пришлось ездить чуть ли не целый год. Но тут невеста выдвинула последнее требование: организуй, говорит, моему тятеньке, который купец, монополию на водку. Ну она, естественно, это более древними словами выразила, но князю от этого не легче. Дело в том, что князь был хотя и властитель, но такой ненастоящий властитель, потому что на самом деле городом правили вы сами догадываетесь кто, только они делали это тайно, чтобы народ не раздражать. А князь был декоративный, чтобы шлем носить и с соседями водку жрать на партсобраниях. А тут такое требование. Но у князя был наставник, седой такой мудрец. Правда, он был ненастоящий мудрец, а такой довольно тупой мудрец, и даже, между нами говоря, волхв, хотя это не очень–то разрешалось. Князь к нему с вопросом — как, дескать, быть? Волхв пошёл к своим стрибогам и перунам, почесал репу, помолился и пошёл договариваться с сами догадываетесь кем. Но сами догадываетесь кто в любви разбирались слабо, а в монополии на водку как следует, они подняли его на смех. И тут неизвестно откуда в город вошла татаро–монгольская орда и установила иго. После этого сами знаете кто попрятались в подвал. А князь стал править как будто по–настоящему, только под игом. И вот тут он установил монополию на водку для тятеньки своей зазнобы, а сам забрал её к себе в терем и шесть недель не выходил из спальни даже под куст акации. Однако капут ситуации заключается в том, что татаро–монгольская орда была ненастоящая, это были сельские родственники нашего тупого волхва. Они покрасили морды чем–то жёлтым, прищурились и стали говорить все слова задом наперёд, чтобы их не поняли, но они были простые русские люди а даже немножко тупее, чем их дядюшка–волхв. Немножко ошалев от безделья, они перепились и захрапели на центральной площади. И там их увидели и разгадали медвежата, которые воспитывались при княжеском тереме. Как вы уже, наверное, догадались, медвежата были ненастоящие. Это были переодетые дети того, предыдущего князя, которого наш влюблённый князь некогда сгоряча зарезал. Медвежата, то есть переодетые князята, полезли в подвал к сами знаете кому и всё им рассказали. — Сами знаете кто! — закричали медвежата. — Татаро–монголы ненастоящие, идите и перебейте их всех, а сами управляйте городом, а нам отдайте, пожалуйста, этого похотливого мудака, мы ему покажем кузину маму! Над князем нависла нешуточная опасность. В спальню ворвались сами знаете кто и, потрясая копьями и мечами, стали подступать к князю и его невесте, а точнее, жене. И тут княгиня как закричит: — Ничего страшного! Не бойся, князь! Они не те, за кого себя выдают!.. — Как это? — растерялся князь. А княгиня ему: — Ну ты как думаешь, кто они? Князь такой отвечает: — Сама догадываешься кто! А княгиня ему: — Хрена лысого, я не догадываюсь! Князь набросился на деморализованных ненастоящих самих догадываетесь кого и отрезал им всем сами догадываетесь что. От всего этого они сами догадываетесь куда отправились. Княгиню за её проницательность народ страшно полюбил, тем более, что князь буквально ещё через шесть недель помер от переутомления и она стала править старинным городом единолично, а в мужья взяла себе двух бывших медвежат, смелых и храбрых юношей. Только они ей были ненастоящими мужьями. Сами догадываетесь почему.
1. Один мальчик помогал пастухам. Однажды он решил посмеяться и закричал: –Волки! –Волки!.. Пастухи увидели, что никаких волков нет, и побили мальчика. 2. На следующее утро действительно пришли волки, но мальчик на всякий случай не стал кричать. Волки, конечно, перерезали всё стадо. Пастухи хотели побить мальчика, но он убежал в лес. 3. Проспавшись, пастухи пошли в лес стрелять волков. Мальчик побежал к волкам и закричал "Пастухи! Пастухи!". Но волки не поняли его, конечно, и посмотрели, как на барана. 4. Тут волки увидели пастухов, немного перетрухали и как заорут: "Мальчик! Мальчик!". Пастухи увидели мальчика и не стали стрелять волков, чтобы не зацепило. 5. Но тут из кустов выходит стадо. Оно на самом деле живо было, волки его не съели, а только понадкусали. Мальчик, конечно, закричал: "Стадо! Стадо!". А что он мог ещё закричать. 6. Но ему уже никто не поверил. И тогда стадо съело и пастухов, и волков, и самого мальчика.
Когда Путин, не приведи Господь, наконец–то помрёт и американские войска войдут в столицу нашей Родины, какой–нибудь ихний генерал, седой негр в очках, подойдёт строевым шагом к тогдашнему обаме и спросит: "Щтьо мы должни дьелать тьеперь, мой фюрер?". А тогдашний обама ему ответит: "Коньечно, похороньить Льенина!" И сорок прекрасных геев посменно понесут на своих покатых плечах гроб Ильича. Согласно приказу, они понесут его в Симбирск, но поскольку они тупые, то случайно забредут в район вечной мерзлоты и закопают мумию там, не прекращая ужасно ругаться и славя сатану. А там, на севере, в русской земле на небольшой глубине уже две тысячи лет вмёрзло в почву древнее племя, ещё дохристианское, очень древнее. Оно примет Ильича как своего, и даже сделает его своим божеством, и его появление даст значительный толчок тамошним наукам и искусствам. И будут жить в том племени древние волосатые юноша и девушка, и полюбят они друг друга, и родится у них сын, чуть менее обледеневший, чем его сородичи. Воодушевлённый невиданными событиями, разогретый развитием наук, мальчик вырвется из земли и в пиджаке Ленина пойдёт искать правды сюда, к нам, туда, где, как он ещё не знает, теперь выстроен благословенный город, наша Москва. И вот, преодолев тысячи километров, он войдёт в Москву, дошагает до Щёлковского автовокзала, и там под крики "Иваново!", "Фрязино!", "Хотите ли вы изучать Библию?", "Какой вы видите свою будущую жизнь?" его насмерть собьёт израильский танк. Вы только представьте, мальчик, фактически младенец, да ещё и имеющий несомненную ценность для науки, пропадёт таким ужасным образом. Никто не узнает, откуда он и кто он и его труп обглодают майские жуки. Вот что могло бы произойти, если бы Путин помер. Но, слава Богу, этого никогда не произойдёт.

More from skovoroad

В одном старинном городе работал некогда руководителем один интеллигентный князь. Сначала он был не очень интеллигентный и даже зарезал другого, предыдущего князя, а детей его прогнал, но потом уже мечом князь напрасно не размахивал, поборы с населения установил скромные и даже почти никого зазря не порол, ну разве только по праздникам, за что жители звали своего властителя благодетелем, солнышком и дурашкой. И вот вышел как–то князь с утра по нужде под куст акации и увидел, что за забором блуждает девица неизъяснимой красоты. Девица оказалась дочкой купца с соседнего участка. Для того простого века она была штучкой довольно эмансипированной. Поскольку князь был человек мягкий и планировал жениться на ней по согласию, то барышня стала выкаблучиваться. Сперва она затребовала у него предъявить личную храбрость. Князь сходил, пардон, на медведя. Правда, он случайно сходил не на медведя, а на медведицу, но это было даже ещё почётнее, а её медвежат, которые там рядом шлялись, стали при дворе воспитывать. Тогда девица затребовала каких–то немыслимых украшений, но князь и их добыл, хотя за ними пришлось ездить чуть ли не целый год. Но тут невеста выдвинула последнее требование: организуй, говорит, моему тятеньке, который купец, монополию на водку. Ну она, естественно, это более древними словами выразила, но князю от этого не легче. Дело в том, что князь был хотя и властитель, но такой ненастоящий властитель, потому что на самом деле городом правили вы сами догадываетесь кто, только они делали это тайно, чтобы народ не раздражать. А князь был декоративный, чтобы шлем носить и с соседями водку жрать на партсобраниях. А тут такое требование. Но у князя был наставник, седой такой мудрец. Правда, он был ненастоящий мудрец, а такой довольно тупой мудрец, и даже, между нами говоря, волхв, хотя это не очень–то разрешалось. Князь к нему с вопросом — как, дескать, быть? Волхв пошёл к своим стрибогам и перунам, почесал репу, помолился и пошёл договариваться с сами догадываетесь кем. Но сами догадываетесь кто в любви разбирались слабо, а в монополии на водку как следует, они подняли его на смех. И тут неизвестно откуда в город вошла татаро–монгольская орда и установила иго. После этого сами знаете кто попрятались в подвал. А князь стал править как будто по–настоящему, только под игом. И вот тут он установил монополию на водку для тятеньки своей зазнобы, а сам забрал её к себе в терем и шесть недель не выходил из спальни даже под куст акации. Однако капут ситуации заключается в том, что татаро–монгольская орда была ненастоящая, это были сельские родственники нашего тупого волхва. Они покрасили морды чем–то жёлтым, прищурились и стали говорить все слова задом наперёд, чтобы их не поняли, но они были простые русские люди а даже немножко тупее, чем их дядюшка–волхв. Немножко ошалев от безделья, они перепились и захрапели на центральной площади. И там их увидели и разгадали медвежата, которые воспитывались при княжеском тереме. Как вы уже, наверное, догадались, медвежата были ненастоящие. Это были переодетые дети того, предыдущего князя, которого наш влюблённый князь некогда сгоряча зарезал. Медвежата, то есть переодетые князята, полезли в подвал к сами знаете кому и всё им рассказали. — Сами знаете кто! — закричали медвежата. — Татаро–монголы ненастоящие, идите и перебейте их всех, а сами управляйте городом, а нам отдайте, пожалуйста, этого похотливого мудака, мы ему покажем кузину маму! Над князем нависла нешуточная опасность. В спальню ворвались сами знаете кто и, потрясая копьями и мечами, стали подступать к князю и его невесте, а точнее, жене. И тут княгиня как закричит: — Ничего страшного! Не бойся, князь! Они не те, за кого себя выдают!.. — Как это? — растерялся князь. А княгиня ему: — Ну ты как думаешь, кто они? Князь такой отвечает: — Сама догадываешься кто! А княгиня ему: — Хрена лысого, я не догадываюсь! Князь набросился на деморализованных ненастоящих самих догадываетесь кого и отрезал им всем сами догадываетесь что. От всего этого они сами догадываетесь куда отправились. Княгиню за её проницательность народ страшно полюбил, тем более, что князь буквально ещё через шесть недель помер от переутомления и она стала править старинным городом единолично, а в мужья взяла себе двух бывших медвежат, смелых и храбрых юношей. Только они ей были ненастоящими мужьями. Сами догадываетесь почему.
1. Один мальчик помогал пастухам. Однажды он решил посмеяться и закричал: –Волки! –Волки!.. Пастухи увидели, что никаких волков нет, и побили мальчика. 2. На следующее утро действительно пришли волки, но мальчик на всякий случай не стал кричать. Волки, конечно, перерезали всё стадо. Пастухи хотели побить мальчика, но он убежал в лес. 3. Проспавшись, пастухи пошли в лес стрелять волков. Мальчик побежал к волкам и закричал "Пастухи! Пастухи!". Но волки не поняли его, конечно, и посмотрели, как на барана. 4. Тут волки увидели пастухов, немного перетрухали и как заорут: "Мальчик! Мальчик!". Пастухи увидели мальчика и не стали стрелять волков, чтобы не зацепило. 5. Но тут из кустов выходит стадо. Оно на самом деле живо было, волки его не съели, а только понадкусали. Мальчик, конечно, закричал: "Стадо! Стадо!". А что он мог ещё закричать. 6. Но ему уже никто не поверил. И тогда стадо съело и пастухов, и волков, и самого мальчика.
Когда Путин, не приведи Господь, наконец–то помрёт и американские войска войдут в столицу нашей Родины, какой–нибудь ихний генерал, седой негр в очках, подойдёт строевым шагом к тогдашнему обаме и спросит: "Щтьо мы должни дьелать тьеперь, мой фюрер?". А тогдашний обама ему ответит: "Коньечно, похороньить Льенина!" И сорок прекрасных геев посменно понесут на своих покатых плечах гроб Ильича. Согласно приказу, они понесут его в Симбирск, но поскольку они тупые, то случайно забредут в район вечной мерзлоты и закопают мумию там, не прекращая ужасно ругаться и славя сатану. А там, на севере, в русской земле на небольшой глубине уже две тысячи лет вмёрзло в почву древнее племя, ещё дохристианское, очень древнее. Оно примет Ильича как своего, и даже сделает его своим божеством, и его появление даст значительный толчок тамошним наукам и искусствам. И будут жить в том племени древние волосатые юноша и девушка, и полюбят они друг друга, и родится у них сын, чуть менее обледеневший, чем его сородичи. Воодушевлённый невиданными событиями, разогретый развитием наук, мальчик вырвется из земли и в пиджаке Ленина пойдёт искать правды сюда, к нам, туда, где, как он ещё не знает, теперь выстроен благословенный город, наша Москва. И вот, преодолев тысячи километров, он войдёт в Москву, дошагает до Щёлковского автовокзала, и там под крики "Иваново!", "Фрязино!", "Хотите ли вы изучать Библию?", "Какой вы видите свою будущую жизнь?" его насмерть собьёт израильский танк. Вы только представьте, мальчик, фактически младенец, да ещё и имеющий несомненную ценность для науки, пропадёт таким ужасным образом. Никто не узнает, откуда он и кто он и его труп обглодают майские жуки. Вот что могло бы произойти, если бы Путин помер. Но, слава Богу, этого никогда не произойдёт.