ЭПИЛОГ ВЕЛОДРАМЫ Прилетели! Из окна самолёта видела кролика, тихо сидящего прямо у полосы. И потом ещё двух кроликов. Это оказался хороший знак. Велосипеды наконец-то со мной во Франции. Из неудачного — линия RER B, по которой можно доехать из аэропорта прямиком в Бюр-сюр-Иветт, подверглась какому-то очень ударному ремонту, поэтому 0 пересадок превратились в 4 пересадки. Но велики уже висели на Серёже, так что я просто старалась (не) заснуть на ходу. И из заключительного неудачного. Разные ковид-диссиденты любят говорить, что на фоне пандемии куда-то запропастилась обычная простуда. Так вот, нифига подобного. Не запропастилась, к сожалению.
14Upvotes
thumb_upthumb_downchat_bubble

More from Polydarya

Велодрама в двух частях — начало уже было тут, но повторю. ЧАСТЬ 1 (конец марта) Позавчера Серёжа поставил цель и достиг её. Цель была впихнуть невпихуемое — оба два наших велика в один веломешок. Отсюда я знаю, что перед откручиванием колёс нужно раздеваться не до белья, как сделала я, а целиком. Пожалуй, мне теперь нужен ню-фотосет «девушка откручивает колёса». Результат впихивания оказался устрашающ. Весил он всего 20 кг, у нас гоночники — но умудрялся торчать сразу во всех (двадцати восьми, наверное) измерениях. Таскал этого велозавра в основном Серёжа — я попробовала метров тридцать, мне хватило. До Копенгагена мы при этом добрались с минимальными приключениями — при том что ехали наполовину без билета. То есть, у нас был билет на поезд, но не на место в нём, и в теории нас могли турнуть, а на практике только поругали. (...) В аэропорту случилась не слишком удивительная велодрама. Долбонаты из Эйр Франс продолбали мой запрос на перевозку великов, поэтому формально нам были не рады. Но сотруднику понравился наш велозавр. «Обычный маленький велосипед, маленький» — терпеливо объяснял он в трубку кому-то, от кого, очевидно, зависела наша судьба— «Вы когда-нибудь видели велосипед? Велосипед — это не машина». Взять велозавра согласились. Но у стойки негабаритного багажа была пустота, приличествующая времени суток. Серёжа дроп-оффнул велозавра в эту пустоту, и мы начали эпичный забег до самолёта, увенчавшийся успехом — но это было непросто. Ни до какого Парижа наши бедолаги-велики, конечно, не добрались. Я заполнила бумажки про утерянный багаж. Будем их тут ждать. Желайте этим бедолагам хорошей дороги. ЧАСТЬ 2 Великов в Париже мы не дождались. Через недельку до нас дошла новость, что велики находятся в офисе Lost & Found копенгагенской полиции и присланы нам оттуда быть не могут, потому как... весят 25 кг. Никаких 25 кг они, конечно, не весят, их авиакомпания при мне взвешивала (если не считать, что во-все-стороны-торчание измеряется в килограммах) — но в этот момент мы забили болт и решили, что, добравшись до Копенгагена, будем вызволять велосипеды вживую. И вот этот день настал. То есть настал он в силу некоторых причин не для «нас», а для меня одной: мы прибыли в Копенгаген в воскресенье, и Серёжа в понедельник же утром улетел в Париж, а я осталась бороться за наше велосчастье. Для начала я проверила и заметила, что Air France _опять_ продолбали мой реквест на перевозку велосипедов (на этот раз я проверила заранее). Затем я поговорила с Франсами вживую в аэропорту и не добилась никаких путных ответов (потому что нужные мне люди жрали ланч, видимо). И тогда я отправилась в Lost&Found — они, как и примерно всё в Дании, закрываются в два часа дня. При попытке уехать из аэропорта в город я обнаружила, что всё сломалось и все поезда идут не с тех путей. Это же обнаружили и другие невинные люди — простите, невинные люди, вы попали мирозданию под горячую руку, а не везло-то мне! В ходе четвёртого по счёту перебегания с платформы на платформу я буквально потеряла штаны. Рюкзак расстегнулся и штаны выпали. Вернул мне их симпатичный англичанин, с которым мы по такому поводу разговорились и пришли к выводам: The world is crazy. Nothing is ever easy. Everything is a mess. В офисе полиции велики были возвращены мне без драмы. Хоть что-то же должно быть без драмы! Я даже не стала выяснять, хрен ли у них этот мешок весит 25 кг, если во всём остальном мире он весит 20 кг. Ну гравитационная аномалия —ну и ладно, и наплевать. Итак, я счастливо воссоединилась со своими великами... и обнаружила, что я в гордом одиночестве владею велозавром, с которым невозможно передвигаться без тележки/такси — а у меня как раз нет ни тележки, ни связи, чтоб вызвать такси. [вычеркнуто] Вычеркнут был абзац мата сквозь слёзы: это я пятьсот метров тащила велозавра от полиции до вокзала. А на вокзале есть связь. Оттуда я связалась с Серёжей, и он таки убелил Франсов по телефону, чтоб они зарегистрировали и даже приняли мой реквест на перевозку великов. Должна признаться: идея о небессмысленности страданий прибавляет сил! И надежда на пиво их тоже прибавляет. И вдвоём тащить велики легче: короче, когда мы с другом Й шли от вокзала к пивной, я почти не пострадала. Спасибо, друг Й! [вычеркнуто] Вычеркнуты были рассуждения о прекрасности того пива, которое обладает прекрасностью только в том случае, если ты реально задолбался. Дружеские посиделки, впрочем, прекрасны всегда. Ночь (точнее, положенный мне огрызок ночи) я провела на лавочке в аэропорту, и с первыми же петухами (нет) получила багажную бирку на веломешок. И вот, прибыв к стойке негабаритного багажа, я поняла наконец, что пошло не так в прошлый раз. У стойки, как и в прошлый раз, была утренняя пустота. Но ещё там была красная кнопка! Нажимаешь её — и из пустоты является человек, забирает твой багаж. Сдав велики в добрые руки, я восторжествовала. По такому случаю я пролистала целиком древний альбом Лены Ростуновой про Оккупай-Абай, поглядела на знакомые лица и на несбывшуюся прекрасную Россию будущего. От этого — а ещё оттого, что день не спала — я пришла в столь меланхолическое состояние, что случайно прошла паспортный контроль вообще не в ту часть аэропорта. Пришлось развлекать красавчика-полицейского забавной дилеммой: пропустить меня назад было с одной стороны нельзя, а с другой надо. Красавчик оказался ещё и умницей, и пропустил. Кажется, на этот раз шансы на победу велики. Всё, сажают.

More from Polydarya

Велодрама в двух частях — начало уже было тут, но повторю. ЧАСТЬ 1 (конец марта) Позавчера Серёжа поставил цель и достиг её. Цель была впихнуть невпихуемое — оба два наших велика в один веломешок. Отсюда я знаю, что перед откручиванием колёс нужно раздеваться не до белья, как сделала я, а целиком. Пожалуй, мне теперь нужен ню-фотосет «девушка откручивает колёса». Результат впихивания оказался устрашающ. Весил он всего 20 кг, у нас гоночники — но умудрялся торчать сразу во всех (двадцати восьми, наверное) измерениях. Таскал этого велозавра в основном Серёжа — я попробовала метров тридцать, мне хватило. До Копенгагена мы при этом добрались с минимальными приключениями — при том что ехали наполовину без билета. То есть, у нас был билет на поезд, но не на место в нём, и в теории нас могли турнуть, а на практике только поругали. (...) В аэропорту случилась не слишком удивительная велодрама. Долбонаты из Эйр Франс продолбали мой запрос на перевозку великов, поэтому формально нам были не рады. Но сотруднику понравился наш велозавр. «Обычный маленький велосипед, маленький» — терпеливо объяснял он в трубку кому-то, от кого, очевидно, зависела наша судьба— «Вы когда-нибудь видели велосипед? Велосипед — это не машина». Взять велозавра согласились. Но у стойки негабаритного багажа была пустота, приличествующая времени суток. Серёжа дроп-оффнул велозавра в эту пустоту, и мы начали эпичный забег до самолёта, увенчавшийся успехом — но это было непросто. Ни до какого Парижа наши бедолаги-велики, конечно, не добрались. Я заполнила бумажки про утерянный багаж. Будем их тут ждать. Желайте этим бедолагам хорошей дороги. ЧАСТЬ 2 Великов в Париже мы не дождались. Через недельку до нас дошла новость, что велики находятся в офисе Lost & Found копенгагенской полиции и присланы нам оттуда быть не могут, потому как... весят 25 кг. Никаких 25 кг они, конечно, не весят, их авиакомпания при мне взвешивала (если не считать, что во-все-стороны-торчание измеряется в килограммах) — но в этот момент мы забили болт и решили, что, добравшись до Копенгагена, будем вызволять велосипеды вживую. И вот этот день настал. То есть настал он в силу некоторых причин не для «нас», а для меня одной: мы прибыли в Копенгаген в воскресенье, и Серёжа в понедельник же утром улетел в Париж, а я осталась бороться за наше велосчастье. Для начала я проверила и заметила, что Air France _опять_ продолбали мой реквест на перевозку велосипедов (на этот раз я проверила заранее). Затем я поговорила с Франсами вживую в аэропорту и не добилась никаких путных ответов (потому что нужные мне люди жрали ланч, видимо). И тогда я отправилась в Lost&Found — они, как и примерно всё в Дании, закрываются в два часа дня. При попытке уехать из аэропорта в город я обнаружила, что всё сломалось и все поезда идут не с тех путей. Это же обнаружили и другие невинные люди — простите, невинные люди, вы попали мирозданию под горячую руку, а не везло-то мне! В ходе четвёртого по счёту перебегания с платформы на платформу я буквально потеряла штаны. Рюкзак расстегнулся и штаны выпали. Вернул мне их симпатичный англичанин, с которым мы по такому поводу разговорились и пришли к выводам: The world is crazy. Nothing is ever easy. Everything is a mess. В офисе полиции велики были возвращены мне без драмы. Хоть что-то же должно быть без драмы! Я даже не стала выяснять, хрен ли у них этот мешок весит 25 кг, если во всём остальном мире он весит 20 кг. Ну гравитационная аномалия —ну и ладно, и наплевать. Итак, я счастливо воссоединилась со своими великами... и обнаружила, что я в гордом одиночестве владею велозавром, с которым невозможно передвигаться без тележки/такси — а у меня как раз нет ни тележки, ни связи, чтоб вызвать такси. [вычеркнуто] Вычеркнут был абзац мата сквозь слёзы: это я пятьсот метров тащила велозавра от полиции до вокзала. А на вокзале есть связь. Оттуда я связалась с Серёжей, и он таки убелил Франсов по телефону, чтоб они зарегистрировали и даже приняли мой реквест на перевозку великов. Должна признаться: идея о небессмысленности страданий прибавляет сил! И надежда на пиво их тоже прибавляет. И вдвоём тащить велики легче: короче, когда мы с другом Й шли от вокзала к пивной, я почти не пострадала. Спасибо, друг Й! [вычеркнуто] Вычеркнуты были рассуждения о прекрасности того пива, которое обладает прекрасностью только в том случае, если ты реально задолбался. Дружеские посиделки, впрочем, прекрасны всегда. Ночь (точнее, положенный мне огрызок ночи) я провела на лавочке в аэропорту, и с первыми же петухами (нет) получила багажную бирку на веломешок. И вот, прибыв к стойке негабаритного багажа, я поняла наконец, что пошло не так в прошлый раз. У стойки, как и в прошлый раз, была утренняя пустота. Но ещё там была красная кнопка! Нажимаешь её — и из пустоты является человек, забирает твой багаж. Сдав велики в добрые руки, я восторжествовала. По такому случаю я пролистала целиком древний альбом Лены Ростуновой про Оккупай-Абай, поглядела на знакомые лица и на несбывшуюся прекрасную Россию будущего. От этого — а ещё оттого, что день не спала — я пришла в столь меланхолическое состояние, что случайно прошла паспортный контроль вообще не в ту часть аэропорта. Пришлось развлекать красавчика-полицейского забавной дилеммой: пропустить меня назад было с одной стороны нельзя, а с другой надо. Красавчик оказался ещё и умницей, и пропустил. Кажется, на этот раз шансы на победу велики. Всё, сажают.