111 views

Места мечты Ночной вид великолепен! Полнолуние над Чинкве-Терре. Манарола. Италия. #манарола #италия #чинкветерре #туризм #отдых

28Upvotes
1Remind
thumb_upthumb_downchat_bubble

More from suzana_shtern

Алик Гомельский В памяти Израиля "Альталена" осталась навсегда, хотя её пытались в политических интересах извратить или стереть. Для одних она как национальная трагедия, для других как спасение от "фашистского переворота". Но мало кто в Израиле осознал, что расстрел "Альталены" на много лет вперед определил политическую историю страны. А также и личную карьеру Ицхака Рабина. Вначале предыстория. После объявления независимости Израиля 14 мая 1948 года, в стране началась война за независимость. Молодому государству не хватало оружия, его поиски стали задачей номер 1 существования Израиля, и для левых и для правых сионистов. Вскоре оружие было полулегально найдено во Франции - через министерство иностранных дел Французской республики. Дело в том, что доктор Шмуэль Ариэли, (уроженец Румынии) использовал свои связи в МИД. Ариэли сумел убедить министерских чиновников, что победа арабов в Палестине окажет крайне негативное влияние на положение французов в их северо-африканских колониях. Победа же евреев в Палестине, поможет Франции укрепиться в Сирии и Ливане. 25 марта 1948 года Ариэли подготовил проект соглашения. Надо отметить, что доктору "...помогала еврейка Клер Вайде, одна их самых отважных подпольщиц французского Сопротивления. Вместе они убедили советников министра иностранных дел, и сам министр, (прим. автора - Жорж-Огюстен Бидо), утвердил фантастическую сделку. В обмен на обещания, Франция разрешала создать на своей территории лагеря, где будут собраны добровольцы. Она организует их военное обучение и бесплатно поставит вооружения для двух пехотных дивизий согласно штатному расписанию...". От ЭЦЕЛЯ требовалось лишь найти и предоставить корабль. Его вскоре купили в США за 131 тыс. долларов. Это было танко-десантное судно времен Второй Мировой войны: LST-138 был заложен 27 октября 1943 года в Амбридже, штат Пенсильвания, компанией American Bridge Co .; спущен на воду 30 декабря 1943 года .; и введен в строй 5 февраля 1944 года под командованием лейтенанта Джона Б. Уилсона. Судно принимало участие в высадке в Нормандии с 6 по 25 июня 1944 года и получило за эту операцию одну Боевую звезду. По возвращении в США корабль был списан 20 ноября 1945 года и исключен из списка ВМФ США 5 декабря 1945 года. 16 июня 1947 года он был продан компании Three Star Line, Inc., Лейк-Чарльз, штат Луизиана, США. После этого корабль зарегистрировали в Панаме и назвали "Альталена" - в честь Зэева Жаботинского имевшего такой же творческий псевдоним. Что важно, "Альталена" должна была перевезти всё выделенное оружие за пять рейсов, но уже первый рейс оказался для судна последним - 22 июня 1948 года "Альталену" расстреляли на рейде Тель-Авива из орудия ЦАХАЛа, по приказу Бен Гуриона. Но не будем забегать вперёд. 11 июня корабль вышел в море из Пор-де-Бук, небольшого городка близ Марселя имея на борту: 5,000 английских винтовок Ли-Энфилда , 300 ручных пулемётов "Брен", 150 пулеметов "Шпандау" (они же МГ), 5 млн. патронов, 10 легких бронетранспортеров типа "Брен ган карриер" (то есть несущих этот самый пулемёт "Брен"), 50 противотанковых гранатомётов (ПИАТ) калибра 83 мм, 5 тысяч гранат к ним, несколько десятков тонн динамита и другое оружие. Помимо 88 членов экипажа, на судне находились 862 добровольца (в том числе 130 женщин) по большей части - из числа переживших нацистские лагеря и гетто. Экипаж судна состоял из людей ЭЦЕЛя и нескольких добровольцев неевреев. Об отплытии "Альталены" сообщила радиостанция BBC. Замечу, что именно 11 июня вступило в силу первое перемирие, по условиям которого был наложен запрет на транспортировку в регион вооружений и военнослужащих. Разумеется, все нарушали это условие, но они делали это скрытно. "Альталена" же вышла в море открыто, но это не оказало никакого влияния на последующие события. Надо отметить, что это “оружейное соглашение” между ЭЦЕЛем и Францией было известно Бен Гуриону. Менахем Бегин сообщил об этом официальным представителям правления: Исраэлю Галили и Леви Эшколю. Их версия беседы и версия Бегина несколько отличаются, но смысл тот же: ЭЦЕЛь предлагал разделить расходы по доставке и само оружие межу партиями. Как бы там ни было, но Бен Гурион передал распоряжение направить корабль в Кфар Виткин, Бегин согласился, хотя он планировал выгрузку в Тель-Авиве. И вот тут-то и началось давление Бен Гуриона, с которым Бегин пытался бороться. Переговоры напоминали торг на приморском базаре. Так как Бен Гурион отказался выкупать судно и груз или даже компенсировать ЭЦЕЛю часть затрат, то Бегин пошёл на уступки и предложил передать 20% груза подразделениям ЭЦЕЛя в Иерусалиме, а остальное подразделениям правых в ЦАХАЛе. Но Бен Гурион требовал передачи всего груза ЦАХАЛу. Бегин был готов принять и эти условия левых, если усилия ЭЦЕЛя, постоянно замалчиваемые левыми будут наконец признаны официально. Но это было не в интересах левых сионистов. К моменту подхода "Альталены" к Кфар Виткин последовательная цепь провокаций, обмана, передёргиваний и ложных сведений привели к тому, что Бен Гурион дал себя убедить в том, что ЭЦЕЛь готовит путч и захват власти в стране, что естественно не соответствовало истине. Но Бен Гуриона истина, факты и историческая правда не очень интересовали. В истории с "Альталеной" его в первую очередь волновало не по сути бесценное оружие на борту, не жизни беженцев из Европы, а возможность внедрения в сознание широких масс мысли о том, что правые задумали государственный переворот. И потому спустя более 70 лет многие евреи уверены, что варварский расстрел "Альталены" предотвратил "фашистский путч" и "спас демократию" от бывших на корабле "террористов". Это "знание" все эти годы вдалбливается в головы израильских студентов и играет огромную роль в политической жизни Израиля. Но вернёмся к "Альталене". К Кфар Виткин был срочно переброшен ударный отряд под командованием Моше Даяна и ЭЦЕЛю предъявили жёсткий ультиматум: в течение 10 минут сдать корабль. ЭЦЕЛь состоял из отчаянных бойцов, кроме того они никакого переворота не планировали и потому такое вероломство они простить не могли. В завязавшейся перестрелке были убитые и раненые с обеих сторон. В это время с моря подошли два судна ЦАХАЛа и открыли пулеметный огонь уже не по берегу, а по "Альталене", но воспользовавшись темнотой она ушал в море. Первые последствия были тяжёлые для сторонников Бегина: - около 300 бойцов ЭЦЕЛя остались на берегу, и во избежание дальнейшего кровопролития сдались и были арестованы. - "Пассажиры", успевшие сойти на берег, были обезоружены и посланы в лагеря новых эмигрантов. - Пользуясь случаем, левые разоружили и заперли в военном лагере батальон ЭЦЕЛя из бригады "Александрони" (35-й батальон) - Часть оружия, сгруженного с "Альталены" в Кфар Виткин была конфискована. Но история самой "Альталены" не кончилась в Кфар Виткин. Корабль пошёл на юг, в Тель Авив, и в ночь на 22 июня 1948 года вышел на рейд Тель-Авива. Стоит отметить, что Бен Гуриону в 2 часа ночи сообщили, что состоялся морской бой и "Альталена" сдалась. Трудно сказать зачем штабу ВМС Израиля понадобилась эта ложь. Но обнаружив "сдавшийся" корабль на рейде Тель-Авива Бен Гурион рассвирепел и дал указание: "Навязать врагу на корабле около Тель Авива безусловную капитуляцию, используя все средства и методы". Предписав командиру бригады "Кирьяти": "сосредоточить силы и быть готовым к открытию огня в соответствии с приказом правительства Израиля, приготовиться к атаке, открыть предупредительную бомбардировку, а затем потребовать безоговорочной капитуляции. Если капитуляции не будет продолжать акцию до конца". Хочу отметить один очень важный момент, который порой ускользает от внимания очень многих исследователей дела "Альталены". Руководство ЭЦЕЛя для того, чтобы продемонстрировать отсутствие у них намерений военного переворота решило посадить корабль на мель в Тель-Авиве. Посколько на рейде мели они не обнаружили, то посадили "Альталену" на останки затопленного британцами корабля нелегальной еврейской иммиграции, как раз напротив отеля "Риц" на улице Яркон 109, где располагался штаб ПАЛЬМАХа. Почему посадка на мель демонстрировала отсутствие замыслов путча? Потому что "Альталена" была не обычным судном, а десантным, то есть специально предназначенным для высадки техники (не только бронетранспортёров но и танков!) и людей непосредственно из трюма на песок любого пляжа. Более того, конструкция судна предусматривала отход корабля в море после выгрузки десанта, собственными силами без посторонней помощи. До появления в штабе Ицхака Рабина много желающих стрелять по правым не находилось, но как старший по чину он возглавил командование. Однако не только общее командование: "...Офицер ПАЛЬМАХа Пинхас Ваза дополняет рассказ: "Рабин взял несколько гранат и бросил их вниз. Это было омерзительное зрелище, жуткая драма. Брат пошел на брата, убивают друг друга". Амнон Дрор уточняет, что Рабин бросил гранату на расчет пиата. Решительность Рабина произвела сильное впечатление на Дрора...". Характерно, что в 1976 году Рабин заявил: "Это был самый черный день в моей жизни. Я верил, что выполняю свою миссию, и я получил приказ от Бен Гуриона. Приказы надо выполнять, кроме того, у меня не было выбора". Так ли это и чем грозил отказ выполнять преступные приказы мы можем увидеть на следующих примерах того дня. - ночью на 22 июня, когда "Альталена" шла от Кфар Виткин в Тель Авив. Хейман Шамир, один из высших офицеров ВВС, обратился к пилоту Вильяму Лихтману, добровольцу из США: "Нельзя допустить, чтобы корабль бросил якорь. ЭЦЕЛЬ задумал "спектакль", чтобы доказать свою силу". "Я не могу участвовать в вашей политике", ответил Лихтман. "Я приехал сюда, чтобы драться с арабами. Это то, что я знаю, и это то, что меня интересует". "Это приказ! Солдат должен выполнять приказ и не интересоваться политикой". "Есть ли евреи на корабле?" "Разумеется! Это важно для тебя?" "Есть маленькая разница. По случайности я сам еврей. Я знаю, что для вас здесь это не очень важно. Может, вы сами вообще не евреи! Вы можете забрать ваши сраные приказы и проглотить их! Сволочи! Вы думаете, что я приехал сюда убивать евреев?!" Лихтман командовал эскадрильей, и он сказал, что если хоть один из его летчиков согласится бомбить евреев, он лично "всадит ему пулю в глотку. Это будет лучшее, что я сделаю в своей жизни"”. - потерпев неудачу с Лихтманом, Шамир обратился к Рыбакову. Тот тоже был американским летчиком-добровольцем, но он летал не на боевых самолетах, а на транспортных "Дугласах" (Дакота С 47), которые доставляли оружие из Чехословакии (разумеется, в нарушение условий перемирия). На вопрос можно ли сбросить бомбы с "Дакоты". Он ответил: "Думаю, что можно, а что, перемирие кончилось?" "Нет, речь идет о корабле" "Ага! Понял! Египтяне везут оружие!" "Нет, это не Египет, это ЭЦЕЛЬ, иргун" "Иргун? Ко всем чертям, Иргун это евреи!!!" "Да, но они вне закона. Это не займет более получаса." "Поцелуйте меня в задницу. Я прилетел за десять тысяч миль и потерял четырех товарищей не для того, чтобы бросать бомбы на евреев". - после Рыбакова обратились к третьему летчику. Это снова был американец-доброволец, и снова отказ: "Я отказываюсь быть палачом" "Люди на корабле это иргунисты!" "Мне все равно, кто они. Мне важно, что они евреи". Не только лётчики отказались убивать людей ЭЦЕЛя. Артиллерист Иосиф Аксен, в прошлом офицер Советской Армии, один из немногих специалистов в молодой артиллерии ЦАХАЛа получил приказ: "Установить орудия в Тель-Авиве, для боевой операции". "Какой операции?" "Обстрелять корабль". "Какой корабль?" "Корабль ЭЦЕЛя с оружием". "На этом корабле мои братья. Я не буду стрелять, я готов идти под суд". "Это отказ выполнить приказ!" "Я не буду стрелять по братьям". "Ты пожалеешь об этом. Это будет стоить тебе жизни". "Я беру на себя ответственность. Я знаю, что такое военно-полевой суд и что такое отказ выполнить приказ. Я не выполню этот приказ, даже если я заплачу за это жизнью". Суд над Аксеном не состоялся, потому что ЦАХАЛу нужны были его знания и опыт. Но после "Альталены" он очень долго не получал повышения и вскоре уволился из армии. Но тем не менее исполнительных нашли. В четыре часа дня был дан приказ открыть огонь. Через час началась бомбардировка. Вскоре после этого снаряд попал в "Альталену", а через несколько минут начался пожар. Корабль сидящий на мели (его специально насадили на останки старого судна, чтобы показать отсутствие намерений подойти вплотную к набережной и высадить десант) начинённый взрывчаткой и боеприпасами был обречён. Вот запись в боевом журнале штаба ПАЛЬМАХа: "(17:13) Корабль горит. Люди прыгают в море. Эцельники идут спасать их. Мы потребовали от них сдаться. Они открыли огонь. Наши люди ответили на огонь огнем. (17:28) Корабль взорвался". А это воспоминания Рабина: "Корабль горит. Звуки взрывов слышатся из трюма. Люди прыгают с палубы в море. Эцельники на берегу впали в истерику, вопят: "Бегин на борту! Бегин на борту! Спасайте Бегина!" Пальмахники поверили. Адский огонь невероятной интенсивности из всех стволов обрушился на корабль. Старая ненависть, которую несли в себе люди ПАЛЬМАХа и Хаганы по отношению к организациям (ЭЦЕЛю и ЛЕХИ) и их руководителям, нашли выход в силе огня". Таким образом Рабин цинично подтвердил, что причиной гибели "Альталены" была не мифическая угроза путча, а реальная ненависть левых евреев к правым. Ненависть стоившая Израилю очень дорого. Важное замечание очевидцев: - Йона Фаргер вспоминает: "Они охотились за людьми, которые были уже в воде. Вмешательство было бесполезно. Я собрал добровольцев и хотел спуститься на берег помочь раненым, но ПАЛЬМАХ не дал. Стреляли по нам. Тогда появился командир ПАЛЬМАХа, пожилой человек, и он попросил принять его помощь. Он не хотел, чтобы все пальмахники считались убийцами. Он спустился вместе с нами на берег. Прикрыл нас своим телом". - Доктор Шалом Вайс, судовой врач корвета "Веджвуд", писал, что он видел белый флаг на "Альталене" и людей, прыгающих в воду. "И все же огонь не прекратился, ружейный и пулеметный огонь по живым целям". - Эли Варшавский, моряк корвета "Эйлат", рассказал, что он видел, как "люди, которые прыгали в море, получали ранения в воде или на берегу". Во многих материалах о трагедии "Альталены" упускается очень важная деталь - степень важности оружия привезенного "Альталеной". - Шмуэль Риканати из батальона ЭЦЕЛя в "Гивати": "Годами мы тренировались на каком нибудь старом маузере, а на задание мы шли с наганом и тремя патронами. В бою за Яффо было уже лучше, но, в конце концов, у нас было там 150 винтовок, несколько "бренов" и два 3 дюймовых миномета. А тут на корабле винтовки, броневики, пулеметы, пушки, пиаты и миллионы патронов. В Яффо у нас не было патронов. Мы экономили, взвешивали каждый выстрел. А тут миллионы патронов. Ты представляешь, что они чувствовали? Они шли на задание, получали раны, погибали или оставались калеками, чтобы добыть пару задрипанных пистолетов. И месяц за месяцем бедняки из квартала ha Ха-Тиквы или квартала Шапира давали нам деньги у них самих порой не было крыши над головой, но они давали деньги на покупку оружия. А тут целый корабль оружие и патроны без числа...". - Криницы, мэр города Рамат Гана: "Теперь мы поняли, что когда Бен Гурион беседовал с нами и обещал дать ответ, он уже знал, что будет происходить на берегу. Потрясенные, мы ушли от Бен Гуриона. С этим оружием границы государства были бы другими, и Иерусалим, настоящий, внутри стен, стал бы нашим". Подведу итог: События 22 июня 1948 года показали Бен Гуриону, что гражданская война для большинства евреев является неприемлемой. Он это запомнил и учёл. ЭЦЕЛю был важен независимый и свободный Израиль, левым политикам и ПАЛЬМАХу нужна была полная власть и ради этого они были готовы на любые жертвы. И человеческие, и материальные, и политические. И ради этого они были готовы проливать еврейскую кровь, ведя "классовую борьбу" по лекалам советских коммунистов. Премию за выполнение самого грязного политического приказа в истории государства Израиль получил И.Рабин, второй человек в ПАЛЬМАХе, слабый и безвольный, но именно такой исполнитель и требовался Бен Гуриону для укрепления собственной политической власти. Там, на пляже Тель-Авива на фоне пылающей "Альталены" карьера Рабина получила мощный допинг, который в итоге вынес его на самую вершину политического Олимпа страны. ИСТОЧНИКИ: Ури Мильштейн. "Рабин: рождение мифа." (Глава 41: "АЛЬТАЛЕНА") https://www.history.navy.mil/.../shi.../danfs/l/lst-138.html
66 views · May 27th

Турагентство "Самлина Тревел" Портофи́но, Италия ❤️ 📷 @nonnarena1

53 views · May 27th

Кошки, коты и котята Где мой обед???

47 views · May 27th

More from suzana_shtern

Алик Гомельский В памяти Израиля "Альталена" осталась навсегда, хотя её пытались в политических интересах извратить или стереть. Для одних она как национальная трагедия, для других как спасение от "фашистского переворота". Но мало кто в Израиле осознал, что расстрел "Альталены" на много лет вперед определил политическую историю страны. А также и личную карьеру Ицхака Рабина. Вначале предыстория. После объявления независимости Израиля 14 мая 1948 года, в стране началась война за независимость. Молодому государству не хватало оружия, его поиски стали задачей номер 1 существования Израиля, и для левых и для правых сионистов. Вскоре оружие было полулегально найдено во Франции - через министерство иностранных дел Французской республики. Дело в том, что доктор Шмуэль Ариэли, (уроженец Румынии) использовал свои связи в МИД. Ариэли сумел убедить министерских чиновников, что победа арабов в Палестине окажет крайне негативное влияние на положение французов в их северо-африканских колониях. Победа же евреев в Палестине, поможет Франции укрепиться в Сирии и Ливане. 25 марта 1948 года Ариэли подготовил проект соглашения. Надо отметить, что доктору "...помогала еврейка Клер Вайде, одна их самых отважных подпольщиц французского Сопротивления. Вместе они убедили советников министра иностранных дел, и сам министр, (прим. автора - Жорж-Огюстен Бидо), утвердил фантастическую сделку. В обмен на обещания, Франция разрешала создать на своей территории лагеря, где будут собраны добровольцы. Она организует их военное обучение и бесплатно поставит вооружения для двух пехотных дивизий согласно штатному расписанию...". От ЭЦЕЛЯ требовалось лишь найти и предоставить корабль. Его вскоре купили в США за 131 тыс. долларов. Это было танко-десантное судно времен Второй Мировой войны: LST-138 был заложен 27 октября 1943 года в Амбридже, штат Пенсильвания, компанией American Bridge Co .; спущен на воду 30 декабря 1943 года .; и введен в строй 5 февраля 1944 года под командованием лейтенанта Джона Б. Уилсона. Судно принимало участие в высадке в Нормандии с 6 по 25 июня 1944 года и получило за эту операцию одну Боевую звезду. По возвращении в США корабль был списан 20 ноября 1945 года и исключен из списка ВМФ США 5 декабря 1945 года. 16 июня 1947 года он был продан компании Three Star Line, Inc., Лейк-Чарльз, штат Луизиана, США. После этого корабль зарегистрировали в Панаме и назвали "Альталена" - в честь Зэева Жаботинского имевшего такой же творческий псевдоним. Что важно, "Альталена" должна была перевезти всё выделенное оружие за пять рейсов, но уже первый рейс оказался для судна последним - 22 июня 1948 года "Альталену" расстреляли на рейде Тель-Авива из орудия ЦАХАЛа, по приказу Бен Гуриона. Но не будем забегать вперёд. 11 июня корабль вышел в море из Пор-де-Бук, небольшого городка близ Марселя имея на борту: 5,000 английских винтовок Ли-Энфилда , 300 ручных пулемётов "Брен", 150 пулеметов "Шпандау" (они же МГ), 5 млн. патронов, 10 легких бронетранспортеров типа "Брен ган карриер" (то есть несущих этот самый пулемёт "Брен"), 50 противотанковых гранатомётов (ПИАТ) калибра 83 мм, 5 тысяч гранат к ним, несколько десятков тонн динамита и другое оружие. Помимо 88 членов экипажа, на судне находились 862 добровольца (в том числе 130 женщин) по большей части - из числа переживших нацистские лагеря и гетто. Экипаж судна состоял из людей ЭЦЕЛя и нескольких добровольцев неевреев. Об отплытии "Альталены" сообщила радиостанция BBC. Замечу, что именно 11 июня вступило в силу первое перемирие, по условиям которого был наложен запрет на транспортировку в регион вооружений и военнослужащих. Разумеется, все нарушали это условие, но они делали это скрытно. "Альталена" же вышла в море открыто, но это не оказало никакого влияния на последующие события. Надо отметить, что это “оружейное соглашение” между ЭЦЕЛем и Францией было известно Бен Гуриону. Менахем Бегин сообщил об этом официальным представителям правления: Исраэлю Галили и Леви Эшколю. Их версия беседы и версия Бегина несколько отличаются, но смысл тот же: ЭЦЕЛь предлагал разделить расходы по доставке и само оружие межу партиями. Как бы там ни было, но Бен Гурион передал распоряжение направить корабль в Кфар Виткин, Бегин согласился, хотя он планировал выгрузку в Тель-Авиве. И вот тут-то и началось давление Бен Гуриона, с которым Бегин пытался бороться. Переговоры напоминали торг на приморском базаре. Так как Бен Гурион отказался выкупать судно и груз или даже компенсировать ЭЦЕЛю часть затрат, то Бегин пошёл на уступки и предложил передать 20% груза подразделениям ЭЦЕЛя в Иерусалиме, а остальное подразделениям правых в ЦАХАЛе. Но Бен Гурион требовал передачи всего груза ЦАХАЛу. Бегин был готов принять и эти условия левых, если усилия ЭЦЕЛя, постоянно замалчиваемые левыми будут наконец признаны официально. Но это было не в интересах левых сионистов. К моменту подхода "Альталены" к Кфар Виткин последовательная цепь провокаций, обмана, передёргиваний и ложных сведений привели к тому, что Бен Гурион дал себя убедить в том, что ЭЦЕЛь готовит путч и захват власти в стране, что естественно не соответствовало истине. Но Бен Гуриона истина, факты и историческая правда не очень интересовали. В истории с "Альталеной" его в первую очередь волновало не по сути бесценное оружие на борту, не жизни беженцев из Европы, а возможность внедрения в сознание широких масс мысли о том, что правые задумали государственный переворот. И потому спустя более 70 лет многие евреи уверены, что варварский расстрел "Альталены" предотвратил "фашистский путч" и "спас демократию" от бывших на корабле "террористов". Это "знание" все эти годы вдалбливается в головы израильских студентов и играет огромную роль в политической жизни Израиля. Но вернёмся к "Альталене". К Кфар Виткин был срочно переброшен ударный отряд под командованием Моше Даяна и ЭЦЕЛю предъявили жёсткий ультиматум: в течение 10 минут сдать корабль. ЭЦЕЛь состоял из отчаянных бойцов, кроме того они никакого переворота не планировали и потому такое вероломство они простить не могли. В завязавшейся перестрелке были убитые и раненые с обеих сторон. В это время с моря подошли два судна ЦАХАЛа и открыли пулеметный огонь уже не по берегу, а по "Альталене", но воспользовавшись темнотой она ушал в море. Первые последствия были тяжёлые для сторонников Бегина: - около 300 бойцов ЭЦЕЛя остались на берегу, и во избежание дальнейшего кровопролития сдались и были арестованы. - "Пассажиры", успевшие сойти на берег, были обезоружены и посланы в лагеря новых эмигрантов. - Пользуясь случаем, левые разоружили и заперли в военном лагере батальон ЭЦЕЛя из бригады "Александрони" (35-й батальон) - Часть оружия, сгруженного с "Альталены" в Кфар Виткин была конфискована. Но история самой "Альталены" не кончилась в Кфар Виткин. Корабль пошёл на юг, в Тель Авив, и в ночь на 22 июня 1948 года вышел на рейд Тель-Авива. Стоит отметить, что Бен Гуриону в 2 часа ночи сообщили, что состоялся морской бой и "Альталена" сдалась. Трудно сказать зачем штабу ВМС Израиля понадобилась эта ложь. Но обнаружив "сдавшийся" корабль на рейде Тель-Авива Бен Гурион рассвирепел и дал указание: "Навязать врагу на корабле около Тель Авива безусловную капитуляцию, используя все средства и методы". Предписав командиру бригады "Кирьяти": "сосредоточить силы и быть готовым к открытию огня в соответствии с приказом правительства Израиля, приготовиться к атаке, открыть предупредительную бомбардировку, а затем потребовать безоговорочной капитуляции. Если капитуляции не будет продолжать акцию до конца". Хочу отметить один очень важный момент, который порой ускользает от внимания очень многих исследователей дела "Альталены". Руководство ЭЦЕЛя для того, чтобы продемонстрировать отсутствие у них намерений военного переворота решило посадить корабль на мель в Тель-Авиве. Посколько на рейде мели они не обнаружили, то посадили "Альталену" на останки затопленного британцами корабля нелегальной еврейской иммиграции, как раз напротив отеля "Риц" на улице Яркон 109, где располагался штаб ПАЛЬМАХа. Почему посадка на мель демонстрировала отсутствие замыслов путча? Потому что "Альталена" была не обычным судном, а десантным, то есть специально предназначенным для высадки техники (не только бронетранспортёров но и танков!) и людей непосредственно из трюма на песок любого пляжа. Более того, конструкция судна предусматривала отход корабля в море после выгрузки десанта, собственными силами без посторонней помощи. До появления в штабе Ицхака Рабина много желающих стрелять по правым не находилось, но как старший по чину он возглавил командование. Однако не только общее командование: "...Офицер ПАЛЬМАХа Пинхас Ваза дополняет рассказ: "Рабин взял несколько гранат и бросил их вниз. Это было омерзительное зрелище, жуткая драма. Брат пошел на брата, убивают друг друга". Амнон Дрор уточняет, что Рабин бросил гранату на расчет пиата. Решительность Рабина произвела сильное впечатление на Дрора...". Характерно, что в 1976 году Рабин заявил: "Это был самый черный день в моей жизни. Я верил, что выполняю свою миссию, и я получил приказ от Бен Гуриона. Приказы надо выполнять, кроме того, у меня не было выбора". Так ли это и чем грозил отказ выполнять преступные приказы мы можем увидеть на следующих примерах того дня. - ночью на 22 июня, когда "Альталена" шла от Кфар Виткин в Тель Авив. Хейман Шамир, один из высших офицеров ВВС, обратился к пилоту Вильяму Лихтману, добровольцу из США: "Нельзя допустить, чтобы корабль бросил якорь. ЭЦЕЛЬ задумал "спектакль", чтобы доказать свою силу". "Я не могу участвовать в вашей политике", ответил Лихтман. "Я приехал сюда, чтобы драться с арабами. Это то, что я знаю, и это то, что меня интересует". "Это приказ! Солдат должен выполнять приказ и не интересоваться политикой". "Есть ли евреи на корабле?" "Разумеется! Это важно для тебя?" "Есть маленькая разница. По случайности я сам еврей. Я знаю, что для вас здесь это не очень важно. Может, вы сами вообще не евреи! Вы можете забрать ваши сраные приказы и проглотить их! Сволочи! Вы думаете, что я приехал сюда убивать евреев?!" Лихтман командовал эскадрильей, и он сказал, что если хоть один из его летчиков согласится бомбить евреев, он лично "всадит ему пулю в глотку. Это будет лучшее, что я сделаю в своей жизни"”. - потерпев неудачу с Лихтманом, Шамир обратился к Рыбакову. Тот тоже был американским летчиком-добровольцем, но он летал не на боевых самолетах, а на транспортных "Дугласах" (Дакота С 47), которые доставляли оружие из Чехословакии (разумеется, в нарушение условий перемирия). На вопрос можно ли сбросить бомбы с "Дакоты". Он ответил: "Думаю, что можно, а что, перемирие кончилось?" "Нет, речь идет о корабле" "Ага! Понял! Египтяне везут оружие!" "Нет, это не Египет, это ЭЦЕЛЬ, иргун" "Иргун? Ко всем чертям, Иргун это евреи!!!" "Да, но они вне закона. Это не займет более получаса." "Поцелуйте меня в задницу. Я прилетел за десять тысяч миль и потерял четырех товарищей не для того, чтобы бросать бомбы на евреев". - после Рыбакова обратились к третьему летчику. Это снова был американец-доброволец, и снова отказ: "Я отказываюсь быть палачом" "Люди на корабле это иргунисты!" "Мне все равно, кто они. Мне важно, что они евреи". Не только лётчики отказались убивать людей ЭЦЕЛя. Артиллерист Иосиф Аксен, в прошлом офицер Советской Армии, один из немногих специалистов в молодой артиллерии ЦАХАЛа получил приказ: "Установить орудия в Тель-Авиве, для боевой операции". "Какой операции?" "Обстрелять корабль". "Какой корабль?" "Корабль ЭЦЕЛя с оружием". "На этом корабле мои братья. Я не буду стрелять, я готов идти под суд". "Это отказ выполнить приказ!" "Я не буду стрелять по братьям". "Ты пожалеешь об этом. Это будет стоить тебе жизни". "Я беру на себя ответственность. Я знаю, что такое военно-полевой суд и что такое отказ выполнить приказ. Я не выполню этот приказ, даже если я заплачу за это жизнью". Суд над Аксеном не состоялся, потому что ЦАХАЛу нужны были его знания и опыт. Но после "Альталены" он очень долго не получал повышения и вскоре уволился из армии. Но тем не менее исполнительных нашли. В четыре часа дня был дан приказ открыть огонь. Через час началась бомбардировка. Вскоре после этого снаряд попал в "Альталену", а через несколько минут начался пожар. Корабль сидящий на мели (его специально насадили на останки старого судна, чтобы показать отсутствие намерений подойти вплотную к набережной и высадить десант) начинённый взрывчаткой и боеприпасами был обречён. Вот запись в боевом журнале штаба ПАЛЬМАХа: "(17:13) Корабль горит. Люди прыгают в море. Эцельники идут спасать их. Мы потребовали от них сдаться. Они открыли огонь. Наши люди ответили на огонь огнем. (17:28) Корабль взорвался". А это воспоминания Рабина: "Корабль горит. Звуки взрывов слышатся из трюма. Люди прыгают с палубы в море. Эцельники на берегу впали в истерику, вопят: "Бегин на борту! Бегин на борту! Спасайте Бегина!" Пальмахники поверили. Адский огонь невероятной интенсивности из всех стволов обрушился на корабль. Старая ненависть, которую несли в себе люди ПАЛЬМАХа и Хаганы по отношению к организациям (ЭЦЕЛю и ЛЕХИ) и их руководителям, нашли выход в силе огня". Таким образом Рабин цинично подтвердил, что причиной гибели "Альталены" была не мифическая угроза путча, а реальная ненависть левых евреев к правым. Ненависть стоившая Израилю очень дорого. Важное замечание очевидцев: - Йона Фаргер вспоминает: "Они охотились за людьми, которые были уже в воде. Вмешательство было бесполезно. Я собрал добровольцев и хотел спуститься на берег помочь раненым, но ПАЛЬМАХ не дал. Стреляли по нам. Тогда появился командир ПАЛЬМАХа, пожилой человек, и он попросил принять его помощь. Он не хотел, чтобы все пальмахники считались убийцами. Он спустился вместе с нами на берег. Прикрыл нас своим телом". - Доктор Шалом Вайс, судовой врач корвета "Веджвуд", писал, что он видел белый флаг на "Альталене" и людей, прыгающих в воду. "И все же огонь не прекратился, ружейный и пулеметный огонь по живым целям". - Эли Варшавский, моряк корвета "Эйлат", рассказал, что он видел, как "люди, которые прыгали в море, получали ранения в воде или на берегу". Во многих материалах о трагедии "Альталены" упускается очень важная деталь - степень важности оружия привезенного "Альталеной". - Шмуэль Риканати из батальона ЭЦЕЛя в "Гивати": "Годами мы тренировались на каком нибудь старом маузере, а на задание мы шли с наганом и тремя патронами. В бою за Яффо было уже лучше, но, в конце концов, у нас было там 150 винтовок, несколько "бренов" и два 3 дюймовых миномета. А тут на корабле винтовки, броневики, пулеметы, пушки, пиаты и миллионы патронов. В Яффо у нас не было патронов. Мы экономили, взвешивали каждый выстрел. А тут миллионы патронов. Ты представляешь, что они чувствовали? Они шли на задание, получали раны, погибали или оставались калеками, чтобы добыть пару задрипанных пистолетов. И месяц за месяцем бедняки из квартала ha Ха-Тиквы или квартала Шапира давали нам деньги у них самих порой не было крыши над головой, но они давали деньги на покупку оружия. А тут целый корабль оружие и патроны без числа...". - Криницы, мэр города Рамат Гана: "Теперь мы поняли, что когда Бен Гурион беседовал с нами и обещал дать ответ, он уже знал, что будет происходить на берегу. Потрясенные, мы ушли от Бен Гуриона. С этим оружием границы государства были бы другими, и Иерусалим, настоящий, внутри стен, стал бы нашим". Подведу итог: События 22 июня 1948 года показали Бен Гуриону, что гражданская война для большинства евреев является неприемлемой. Он это запомнил и учёл. ЭЦЕЛю был важен независимый и свободный Израиль, левым политикам и ПАЛЬМАХу нужна была полная власть и ради этого они были готовы на любые жертвы. И человеческие, и материальные, и политические. И ради этого они были готовы проливать еврейскую кровь, ведя "классовую борьбу" по лекалам советских коммунистов. Премию за выполнение самого грязного политического приказа в истории государства Израиль получил И.Рабин, второй человек в ПАЛЬМАХе, слабый и безвольный, но именно такой исполнитель и требовался Бен Гуриону для укрепления собственной политической власти. Там, на пляже Тель-Авива на фоне пылающей "Альталены" карьера Рабина получила мощный допинг, который в итоге вынес его на самую вершину политического Олимпа страны. ИСТОЧНИКИ: Ури Мильштейн. "Рабин: рождение мифа." (Глава 41: "АЛЬТАЛЕНА") https://www.history.navy.mil/.../shi.../danfs/l/lst-138.html
66 views · May 27th

Турагентство "Самлина Тревел" Портофи́но, Италия ❤️ 📷 @nonnarena1

53 views · May 27th

Кошки, коты и котята Где мой обед???

47 views · May 27th