133 views
Она уплывала по узкой водице, В которой и курице не утопиться, И только такая овца, как она, Могла не нащупать пологого дна. Она уплывала и песенки пела, И где-то над ней комариха звенела, И церковь звенела, и ангел кружил, И весь ее мокрый дурацкий гербарий Плыл рядом, как будто ее сторожил. Она уплывала по речке корявой, Зажав медяки за свою переправу, Фактически зайцем, за собственный счет. Ее и зарыли-то, в общем, бесплатно, Всё в том же потрепанном вымокшем платье, И та же вода с волосёнок течет. И кто говорил, что она хороша? Рахитное тело, больная душа, И ангел кружился над нею всё ниже, Белесыми крыльями страшно шурша. Листки-лепесточки, сухие былинки, на ветхой странице гравюра-картинка, где в платье старинном, хрупка и невинна, Офелия песни поет. И шарит руками, и перебирает, и каждый цветочек по имени знает, а может, не знает, а так, сочиняет, и кто этот лепет поймет. Безумие в драмах и мудро, и мило, А в жизни бесстыдно, темно и уныло, и мочится пьяный могильщик в могилу, сорви розмарину для памяти... сколько ж его вдоль дороги растет...
thumb_up12thumb_downchat_bubble2

More from Tikkey

More from Tikkey