432 views
ЧИТАЯ АРИСТОТЕЛЯ Читая Аристотеля ("Политика"), нельзя не остановиться на его различении между тираном и царём: по его словам, тиран стремится к богатствам, в то время как царь - к славе, поклонении и почестям. Что нужно делать тирану, чтобы удерживать власть? - Не допускать возвышение талантливых людей, окружать себя теми, кто на фоне самого тирана выглядит бледно, а самое главное - он просто обязан засылать шпионов в соседние государства, сеять раздоры и держать своих подданных в нищете. И кроме того, для упрочения своей власти ему необходимо вести войны, чтобы подопечное народонаселение всегда нуждалось в таком руководителе, как он. Актуально, как никогда. Добавим, что в наши времена некоторые цари ведут себя как тираны, и доживи Аристотель до наших дней, он мог бы две стороны одного явления объединить под названием "национальный лидер".
thumb_up17thumb_downchat_bubble2

More from Leogerz

ДУХ vs. МАТЕРИЯ "Что первично, сознание или бытие?" Главный философский вопрос прошлого столетия до сих пор будоражит умы человечества. "Бытие определяет сознание" - поучают общество эмпирицисты различных философских школ - от умеренного Аристотеля до радикального Маркса, тем самым не только ставя материю на первое место как исходный элемент Вселенной и противопоставляя бесплотный дух (сознание) грубой материи - прародительнице(бытию), но и сокращая число степеней свободы для действий человека, помещая его в царство необходимости и фатальной предопределённости. С точки зрения эволюционной теории Дарвина и с позиций здравомыслия такой вывод неоспорим: наблюдения за природными процессами и развитием человеческой цивилизации наглядно подтверждают примат природы и космических сил над человеком, уже помещённым в заранее подготовленную среду. Какова же роль сознания и духа, или другими словами, человеческого разума? Чтобы доказать нечто, часто пользуются методом от противного. В нашем случае переформулируем ответ выше с точностью до наоборот и получим: "Сознание определяет бытие". И действительно, наше сознание во многом определяет нашу жизнь: мы, обладая достаточно большой свободой выбора, принимаем собственные решения и способны менять наличные обстоятельства, что обеспечивает новый рост числа степеней свободы и всё меньше предопределённости. Таким образом, человек не есть венец творения и конечный продукт природы, а лишь переходный этап в разворачивающемся процессе становления чистого духа из грубой материи. В определённом смысле Ф. Ницше был прав, говоря о сверхчеловеке как о цели вселенского развития, а вопрос о первичности теряет свою изначальную важность.
ЛИЧНОСТЬ vs. ИСТИНА Когда некто говорит, что "Платон мне друг, но истина дороже" и неукоснительно придерживается такой сократовской позиции в жизни, то из этого следует, что юридические принципы права для него важнее личностных - корпоративных, дружеских и - очень даже возможно - семейных уз. В предельном случае мы имеем в качестве примера Павлика Морозова. Истина (она зачастую субъективна, а в данном случае есть следствие пропаганды) для таких людей является высшим приоритетом. Обратная сторона медали выражена Достоевским с его "Если Христос - не истина , то лучше - со Христом". Это высказывание постулирует верность общности (по Тённису), но не обществу и его институтам. Любому приятно иметь поддержку в моменты, когда приходится признавать свою ошибку и делать шаг назад. Так любящий муж, понимая, что в споре с посторонними его жена неправа, без сожаления выступает на её стороне. А сама истина, понимаемая как ценностный ориентир модели поведения, находится, как это часто бывает, - посередине.

More from Leogerz

ДУХ vs. МАТЕРИЯ "Что первично, сознание или бытие?" Главный философский вопрос прошлого столетия до сих пор будоражит умы человечества. "Бытие определяет сознание" - поучают общество эмпирицисты различных философских школ - от умеренного Аристотеля до радикального Маркса, тем самым не только ставя материю на первое место как исходный элемент Вселенной и противопоставляя бесплотный дух (сознание) грубой материи - прародительнице(бытию), но и сокращая число степеней свободы для действий человека, помещая его в царство необходимости и фатальной предопределённости. С точки зрения эволюционной теории Дарвина и с позиций здравомыслия такой вывод неоспорим: наблюдения за природными процессами и развитием человеческой цивилизации наглядно подтверждают примат природы и космических сил над человеком, уже помещённым в заранее подготовленную среду. Какова же роль сознания и духа, или другими словами, человеческого разума? Чтобы доказать нечто, часто пользуются методом от противного. В нашем случае переформулируем ответ выше с точностью до наоборот и получим: "Сознание определяет бытие". И действительно, наше сознание во многом определяет нашу жизнь: мы, обладая достаточно большой свободой выбора, принимаем собственные решения и способны менять наличные обстоятельства, что обеспечивает новый рост числа степеней свободы и всё меньше предопределённости. Таким образом, человек не есть венец творения и конечный продукт природы, а лишь переходный этап в разворачивающемся процессе становления чистого духа из грубой материи. В определённом смысле Ф. Ницше был прав, говоря о сверхчеловеке как о цели вселенского развития, а вопрос о первичности теряет свою изначальную важность.
ЛИЧНОСТЬ vs. ИСТИНА Когда некто говорит, что "Платон мне друг, но истина дороже" и неукоснительно придерживается такой сократовской позиции в жизни, то из этого следует, что юридические принципы права для него важнее личностных - корпоративных, дружеских и - очень даже возможно - семейных уз. В предельном случае мы имеем в качестве примера Павлика Морозова. Истина (она зачастую субъективна, а в данном случае есть следствие пропаганды) для таких людей является высшим приоритетом. Обратная сторона медали выражена Достоевским с его "Если Христос - не истина , то лучше - со Христом". Это высказывание постулирует верность общности (по Тённису), но не обществу и его институтам. Любому приятно иметь поддержку в моменты, когда приходится признавать свою ошибку и делать шаг назад. Так любящий муж, понимая, что в споре с посторонними его жена неправа, без сожаления выступает на её стороне. А сама истина, понимаемая как ценностный ориентир модели поведения, находится, как это часто бывает, - посередине.