Прилепин: евреи и масоны не хотят, чтобы мы ставили памятник Дзержинскому, значит, надо ставить назло Западу! Холмогоров: памятник Дзержинскому - это прогиб перед Байденом и левой повесткой, у них нет никакого отрицательного отношения к этому персонажу, и он будет всё популярнее среди BLM! Палач, не палач - вопрос вторичный. Главное, чтобы Западу точно не понравилось. Люблю я наших патриотов.
thumb_up14thumb_downchat_bubble5

More from Ananastja

Говорят, пограничные ситуации - война, стихийные бедствия, чья-то страшная болезнь - показывают, какой человек на самом деле. Вот был всю жизнь хороший человек, а на проверку оказалось, что трус. А вот нихера, это не так работает. Это просто одна из граней человека. Иногда тёмная, иногда светлая. Но - не самая главная. Потому что всю жизнь прожить без войны вполне возможно. И остаться в памяти близких хорошим, заботливым, эмпатичным человеком. Они никогда не узнают (и он не узнает), что он трус, но это и не нужно. А вот жить всю жизнь на войне нельзя. И пусть на войне (в реанимационной бригаде, в зоне стихийного бедствия и т.п.) ты раскрываешься с лучшей стороны - ты возвращаешься с войны, попадаешь в мирные условия и опять начинаешь мудачить и портить жизнь другим. И даже сильнее, чем мог бы, если бы не был в пограничной ситуации - потому что все мы продукты той культуры, которая считает, что вот только это и важно, что "парня в горы тяни, рискни". И потому что тебе кажется, что ты видел, что такое по-настоящему плохо - а тут люди, которые никогда взрывов не слышали, ноют про депрессию, да что они вообще понимают в жизни.

More from Ananastja

Говорят, пограничные ситуации - война, стихийные бедствия, чья-то страшная болезнь - показывают, какой человек на самом деле. Вот был всю жизнь хороший человек, а на проверку оказалось, что трус. А вот нихера, это не так работает. Это просто одна из граней человека. Иногда тёмная, иногда светлая. Но - не самая главная. Потому что всю жизнь прожить без войны вполне возможно. И остаться в памяти близких хорошим, заботливым, эмпатичным человеком. Они никогда не узнают (и он не узнает), что он трус, но это и не нужно. А вот жить всю жизнь на войне нельзя. И пусть на войне (в реанимационной бригаде, в зоне стихийного бедствия и т.п.) ты раскрываешься с лучшей стороны - ты возвращаешься с войны, попадаешь в мирные условия и опять начинаешь мудачить и портить жизнь другим. И даже сильнее, чем мог бы, если бы не был в пограничной ситуации - потому что все мы продукты той культуры, которая считает, что вот только это и важно, что "парня в горы тяни, рискни". И потому что тебе кажется, что ты видел, что такое по-настоящему плохо - а тут люди, которые никогда взрывов не слышали, ноют про депрессию, да что они вообще понимают в жизни.