More from Leo

Философско-экономический принцип целесообразности известен в науке ещё со времён средневекового номиналиста Оккама, а его применение в обыденной жизни уходит корнями глубоко в древность. Суть принципа состоит в соответствии цели, метода и средств её достижения. Такое соответствие обязано быть точным, равновесным и общезначимым. Так, например, на вполне банальный вопрос, сколькими пальцами необходимо снимать крышку с чайника, имеется столь же тривиальный ответ: тремя. Именно тремя пальцами, что наиболее точно согласуется с принципом целесообразности. Если двумя – мало устойчивости, четырьмя и тем более пятью – перебор, а одним – почти невозможно или, другими словами, нецелесообразно. Само собой разумеется, что подобное и правильное применение принципа домохозяйками с многолетним кухонным опытом происходит чаще всего неосознанно и выполняется автоматически. Одно из следствий данного принципа гласит: всякая вещь – естественная или искусственная - имеет свою цель, а следовательно, должна использоваться именно по назначению. В сфере такой межличностной коммуникации как интимные отношения полов можно утверждать, что половые органы мужчин и женщин предназначены друг для друга, а любое другое сексуальное использование оных можно считать, мягко говоря, отклонением от нормы. В этом пункте – во избежание критики - я ещё раз заострю внимание на том, что речь идёт лишь о целесообразности, а не о праве на произвольное действие. Вышеупомянутый принцип не чурается и геополитики: в одном из любительских опросов нулевых годов, в котором значилось дать краткие сравнительные характеристики Петру I и ВВП, Пётр, как и ожидалось, был объявлен великим реформатором, зато наш нынешний национальный лидер был назван «мутным». И какое отношение это имеет к нашему принципу? - спросит въедливый читатель. А самое что ни на есть прямое: если Пётр I со всеми его недостатками и даже преступлениями был целесообразен России – статный, высокого роста, обладающий ярко выраженной артикуляцией, с навыками трудовой этики, одним словом - человек с размахом, пусть даже пропойца и душегуб, чего уж греха таить, - то сейчас огромной страной с пока ещё хорошо образованным, душевно открытым и европейски ориентированным (по крайней мере на бытовом уровне) населением правит невзрачный человек с сомнительными личностными качествами. Какая уж тут целесообразность, налицо её полное отсутствие. Как это исправить? Непросто, путь предстоит длинный, и начать нужно с малого, а именно – научиться снимать крышку с чайника тремя пальцами.
О пользе санкций, налагаемых разлагающимся Западом на великую Россию, несколько лет назад слагались зубастые речёвки, частушки и байки. Всемогущие «Искандеры» лопались от смеха, а весёлые молодки-единоросски в порыве наивысшего единения с государственной властью лихо отплясывали чечётку на главных площадях страны. Передовицы официальных газет и темы телеэфиров пестрели известными патриотическими заголовками. На уровне российского обывателя поддержка западных санкций тоже была достаточно велика: возможность столь благословенной продовольственной независимости и импортозамещения грелась огоньком надежды в душах пресловутого путинского большинства, находя своё подтверждение и в случаях из личной жизни. Так например, человек, мечтающий похудеть, придерживается режима и соблюдает диету с отказом от жирной пищи и горячительных напитков. А человек, желающий преуспеть на пути духовного роста, тоже накладывает на себя вполне определённые ограничения. Как ни крути, а от санкций, общественных или персональных, выходят одни сплошные плюсы. Но такое отношение к животворным санкциям длилось недолго, показная эйфория по ходу сменилась холодным равнодушием, а ему на смену пришли трезвые опасения и ожидания скорого экономического краха. По большинству показателей страна резко ушла в минус. Российская власть начала за здравие, а кончила за упокой: от презрительного смеха и восхваления санкций она перешла к угрозам за призывы к ним, причём потенциальным нарушителям – обычным жителям России- может грозить вполне реальное уголовное наказание. Такова суть законопроекта, предлагаемого на обсуждение в «Госдуме». Но в любом законе, если очень захотеть, можно найти лазейку, и в нашем случае она заключается в том, что радоваться санкциям можно!
Математика - царица всех наук, и даже если принять данное утверждение за аксиому, не требующей доказательств, то всё равно в умах пытливых обывателей возникают вопросы, связанные с математикой, ответы на которые либо неявны либо невозможны с точки зрения логики. Хорошо известно, что все математические объекты суть абстракции, они не существуют в реальности: прямая линия при многократном увеличении будет уже представляться зигзагообразной кривой, окружность при ближайшем рассмотрении выглядит не стопроцентно круглой и т.д. Любые идеальные понятия математики живут лишь в наших головах и всё идеально мыслимое оказывается на практике шероховатым, с погрешностями и отклонениями. Математика начинается с фундаментального понятия - точки, не имеющей размеров (!) и неопределяемой логически. Наиболее изящным можно считать её определение по Евклиду: - "Точка - это след, остающийся от целого после исчезновения всех его частей". Здесь отсутствие формальной логики компенсируется обращением к наглядному мышлению и апеллирует к красоте интуитивного восприятия. А поскольку все математические объекты состоят из точек, то налицо парадокс: величественное здание математики как науки, основанной на безупречной логике определений и доказательств, само покоится на весьма зыбких основаниях, постижение которых невозможно без прямого чувственно-интуитивного созерцания.

More from Leo

Философско-экономический принцип целесообразности известен в науке ещё со времён средневекового номиналиста Оккама, а его применение в обыденной жизни уходит корнями глубоко в древность. Суть принципа состоит в соответствии цели, метода и средств её достижения. Такое соответствие обязано быть точным, равновесным и общезначимым. Так, например, на вполне банальный вопрос, сколькими пальцами необходимо снимать крышку с чайника, имеется столь же тривиальный ответ: тремя. Именно тремя пальцами, что наиболее точно согласуется с принципом целесообразности. Если двумя – мало устойчивости, четырьмя и тем более пятью – перебор, а одним – почти невозможно или, другими словами, нецелесообразно. Само собой разумеется, что подобное и правильное применение принципа домохозяйками с многолетним кухонным опытом происходит чаще всего неосознанно и выполняется автоматически. Одно из следствий данного принципа гласит: всякая вещь – естественная или искусственная - имеет свою цель, а следовательно, должна использоваться именно по назначению. В сфере такой межличностной коммуникации как интимные отношения полов можно утверждать, что половые органы мужчин и женщин предназначены друг для друга, а любое другое сексуальное использование оных можно считать, мягко говоря, отклонением от нормы. В этом пункте – во избежание критики - я ещё раз заострю внимание на том, что речь идёт лишь о целесообразности, а не о праве на произвольное действие. Вышеупомянутый принцип не чурается и геополитики: в одном из любительских опросов нулевых годов, в котором значилось дать краткие сравнительные характеристики Петру I и ВВП, Пётр, как и ожидалось, был объявлен великим реформатором, зато наш нынешний национальный лидер был назван «мутным». И какое отношение это имеет к нашему принципу? - спросит въедливый читатель. А самое что ни на есть прямое: если Пётр I со всеми его недостатками и даже преступлениями был целесообразен России – статный, высокого роста, обладающий ярко выраженной артикуляцией, с навыками трудовой этики, одним словом - человек с размахом, пусть даже пропойца и душегуб, чего уж греха таить, - то сейчас огромной страной с пока ещё хорошо образованным, душевно открытым и европейски ориентированным (по крайней мере на бытовом уровне) населением правит невзрачный человек с сомнительными личностными качествами. Какая уж тут целесообразность, налицо её полное отсутствие. Как это исправить? Непросто, путь предстоит длинный, и начать нужно с малого, а именно – научиться снимать крышку с чайника тремя пальцами.
О пользе санкций, налагаемых разлагающимся Западом на великую Россию, несколько лет назад слагались зубастые речёвки, частушки и байки. Всемогущие «Искандеры» лопались от смеха, а весёлые молодки-единоросски в порыве наивысшего единения с государственной властью лихо отплясывали чечётку на главных площадях страны. Передовицы официальных газет и темы телеэфиров пестрели известными патриотическими заголовками. На уровне российского обывателя поддержка западных санкций тоже была достаточно велика: возможность столь благословенной продовольственной независимости и импортозамещения грелась огоньком надежды в душах пресловутого путинского большинства, находя своё подтверждение и в случаях из личной жизни. Так например, человек, мечтающий похудеть, придерживается режима и соблюдает диету с отказом от жирной пищи и горячительных напитков. А человек, желающий преуспеть на пути духовного роста, тоже накладывает на себя вполне определённые ограничения. Как ни крути, а от санкций, общественных или персональных, выходят одни сплошные плюсы. Но такое отношение к животворным санкциям длилось недолго, показная эйфория по ходу сменилась холодным равнодушием, а ему на смену пришли трезвые опасения и ожидания скорого экономического краха. По большинству показателей страна резко ушла в минус. Российская власть начала за здравие, а кончила за упокой: от презрительного смеха и восхваления санкций она перешла к угрозам за призывы к ним, причём потенциальным нарушителям – обычным жителям России- может грозить вполне реальное уголовное наказание. Такова суть законопроекта, предлагаемого на обсуждение в «Госдуме». Но в любом законе, если очень захотеть, можно найти лазейку, и в нашем случае она заключается в том, что радоваться санкциям можно!
Математика - царица всех наук, и даже если принять данное утверждение за аксиому, не требующей доказательств, то всё равно в умах пытливых обывателей возникают вопросы, связанные с математикой, ответы на которые либо неявны либо невозможны с точки зрения логики. Хорошо известно, что все математические объекты суть абстракции, они не существуют в реальности: прямая линия при многократном увеличении будет уже представляться зигзагообразной кривой, окружность при ближайшем рассмотрении выглядит не стопроцентно круглой и т.д. Любые идеальные понятия математики живут лишь в наших головах и всё идеально мыслимое оказывается на практике шероховатым, с погрешностями и отклонениями. Математика начинается с фундаментального понятия - точки, не имеющей размеров (!) и неопределяемой логически. Наиболее изящным можно считать её определение по Евклиду: - "Точка - это след, остающийся от целого после исчезновения всех его частей". Здесь отсутствие формальной логики компенсируется обращением к наглядному мышлению и апеллирует к красоте интуитивного восприятия. А поскольку все математические объекты состоят из точек, то налицо парадокс: величественное здание математики как науки, основанной на безупречной логике определений и доказательств, само покоится на весьма зыбких основаниях, постижение которых невозможно без прямого чувственно-интуитивного созерцания.