Я, граждане, сутки уже как в бешенстве. С последней планерки. - Проблема вашей программы, - заявила главред - в том, что ее невозможно промоутировать. - Что так? У нас отличные динамичные интервью с необычными людьми. - Youtube ограничивает их в выдаче. Вы взяли интервью у порноактера. - Да, и очень довольны, это большая журналистская удача, и интервью прекрасное! - Это эротический контент, Youtube его ограничивает. - Какой эротический? Сидит парень в рубашечке, спокойно рассказывает о технических подробностях и социальном восприятии. Даже мои 80-летние родители посмотрели и похвалили, а они те еще ханжи. (Я вообще подивилась деликатности интервьюера, который за час разговора о порно умудрился ни разу не произнести слово "эрекция". Я бы не сумела). - Тем не менее Youtube считает это эротическим контентом. Потом вы взяли интервью у человека с небинарным гендером. Youtube его тоже ограничивает как эротический контент. - Чтооооо? Да там вообще речь шла только о том, какой пол такому человеку писать в документах и как к нему обращаться, если ни "он", ни "она" не подходят! О сексе не было ни одного слова! Там стерильно! - Анна, - устало вздохнула главред. - Вы пытаетесь говорить со мной, с человеком. А там не люди, там роботы. Короче, больше ничего, связанного с сексом, гендером, самоидентификацией. Так, дальше. Вы взяли интервью у врача... - Врач тоже чем-то провинился? - Youtube ограничивает его, считая, что это реклама медицинских услуг. Хорошо, что я сидела на стуле, иначе села бы где стояла. - Но мы не называем ни фамилию врача, ни место работы! Она рассказывала, почему выбрала профессию и какие бывают трудности в общении с пациентами, она анонимна! - Тем не менее Youtube считает это рекламой медицинских услуг. Поглядев на мою отвисшую челюсть, главред сказала примирительно: - Вы впервые, а я с этим постоянно сталкиваюсь (она ведет итоговую программу по новостям недели). Я упоминаю, что вчера Ангела Меркель на конференции сказала то-то, а Хайко Маас ей ответил сё-то - а Youtube ограничивает это в выдаче как пропаганду того или иного политического движения. - Блин, но тогда я не понимаю, как вообще работать. Если любое даже анонимное интервью с человеком любой профессии Youtube заворачивает как рекламу профессиональных услуг, а любое упоминание политиков в новостях считает политической пропагандой... - Ну а вы подумайте и что-нибудь придумайте. Мне понадобится время, чтобы подумать, но пока я в том редком для себя состоянии, когда нет слов.
thumb_up9thumb_downchat_bubble3

More from Anna_Matveeva (Liolio)

Если вы еще не читаете гр. Skovoroad https://www.minds.com/skovoroad , то вы это очень зря.
41 views · Feb 8th
Берлиноведение. Берлин поражает гидами по городу на любых языках. Не тем фактом, что они существуют - профессия есть профессия, а город туристский, - а тем, что это люди, по самые уши, ноздри и гениталии влюбленные в город. Они заведут в каждый зассанный двор и будут два часа рассказывать про этот несчастный двор так, что вы заслушаетесь. Ткните пальцем в любой камень - услышите историю этого и соседних камней длительностью минимум в час. Есть такое берлинское слово Kiez. Оно плохо переводится на другие языки, да и вне Берлина немцы часто его не слышали. Означает "район" или "квартал", но речь идет не о районе как единице административно-территориального деления, а о месте, где происходит твоя жизнь. Где соседи друг друга часто знают (это в не самом дружелюбном городе с населением под 4 миллиона, понаехавшим отовсюду от Норвегии до Бразилии), где есть детский сад, куда все водят детей, есть бар, куда все ходят после работы, есть булочная, куда все ходят за хлебом. Кицем, кстати, может быть не любой район, обяхательно нужна эта атмосферность. Моя улица - в кице, и соседняя - в кице, там наша любимая пекарня и наш любимый секонд-хенд, а через две улицы уже другой киц, "это синагога, в которую я не хожу". Я живу в кице и периодически на улицах здороваюсь, а после думаю: "А кто это вообще? Морда вроде знакомая, но как звать, не в курсе... А, вроде я в пивной его пару раз видела, примелькался. Значит, тоже тут живет". В моем кице выпускается даже бесплатный журнальчик с потешным для русского уха названием Kiezblatt ("Кицевский листок"). В каждом номере новости квартала: вот на таком-то углу закрылся мясной магазин, теперь там будет ателье, которое содержит фрау такая-то, она двенадцать лет назад приехала из Гамбурга/Амстердама/Пакистана, кстати, у нее дочь замужем и две внучки, вот фото. Трогательные письма читателей: "Я пенсионерка в инвалидной коляске, весь день на балконе, так вот недавно видела - мы все так усердно разделяем мусор, а мусорщики приехали и всё свалили в один контейнер, прошу принять меры". В каждом выпуске история одной из улиц. По каждому дому. И не только архитектура и политика, но и "а в этом доме пивная Kleine Kneipe, где уже тридцать лет разливает пиво наш любимый Фриц (фото Фрица, мини-интервью с Фрицем). Кстати, в соседнем доме блинная (фото блинной), где печет лучшие в квартале блины его очаровательная жена Беата. Но Фриц уже немолод, хотя мы все ему желаем здоровья и долголетия, и теперь уже часто за стойкой папе помогает его сын Ханс" (фото Ханса, мини-интервью с обалдевшим Хансом). Если вообще никаким образом место не отметилось в истории, что-то все равно найдется: "на этом углу в 1956 году состоялась эпическая драка херра такого-то с херром сяким-то, о которой старожилы до сих пор рассказывают внукам." Или вот есть Осткройц - узловая станция городской электрички S-Bahn, я там рядом ходила в языковую школу, а потом ухи пирсить. Станция как станция: стекло-бетон, эскалаторы, табло и один дохлый макдональдс. Так нет же, "Двенадцать неизвестных фактов об Осткройце". https://www.tip-berlin.de/berlin-besucher/nahverkehr/bahnhof-ostkreuz-in-12-bilder/ Вокзал построили в 1903 году, и сто лет он стоял в первозданном виде. Рядом даже был рабочий поселок для сотрудников вокзала. Сейчас, конечно, сотрудники уже живут как обычные люди в своих берлинских квартирах, поселок снесен, но мы вам сейчас подскажем, что если выйти из восточного выхода, а там прямо и налево, через пути и мимо помойки, то там еще сохранилась будочка станционного смотрителя, который до эпохи автоматизации махал флажками поездам. Да, поселок снесли, но вы имейте в виду - осталась водонапорная башня. Сейчас она уже никому не нужна, водоснабжение центральное, но она памятник и сносить ее не будут. (Кстати, очень правильно, что не будут - она там первый ориентир, чтобы не заблудиться). Вот вам много и подробно про историю этого нелепого каменного стоячего хуя у железной дороги. А если когда-нибудь по воле божией наш город вдруг станет богатым (тут все сказали "ха-ха") и будут инвесторы, то там, может, откроют ресторан с панорамным видом на город... Но пока там только панки, ночной техноклуб в руинах бывшего завода и всякая шваль вроде тебя, фрау Матфээфа. А если выйти через другой выход, то через 50 метров вы увидите такую уникальную достопримечательность, как ларек с сосисками. Не проходите мимо: это, чтоб вы знали, не просто ларек с сосисками - это еще с ГДРовских времен ларек с сосисками, и он не закрывался ни на день. И там до сих пор дают истинно ГДРовские сосиски Ketwurst, которые, конечно, радикально отличаются от сосисок Currywurst, Blutwurst и прочих wurst, особенно если с кетчупом, а это, как ни крутите, культурное наследие, фрау Матфээфа. Вот любят люди свой город. Не самый красивый, не самый богатый, не самый чистый, не самый безопасный, вообще ни по одному параметру не самый - но просто самый лучший.
75 views · Feb 3rd

More from Anna_Matveeva (Liolio)

Если вы еще не читаете гр. Skovoroad https://www.minds.com/skovoroad , то вы это очень зря.
41 views · Feb 8th
Берлиноведение. Берлин поражает гидами по городу на любых языках. Не тем фактом, что они существуют - профессия есть профессия, а город туристский, - а тем, что это люди, по самые уши, ноздри и гениталии влюбленные в город. Они заведут в каждый зассанный двор и будут два часа рассказывать про этот несчастный двор так, что вы заслушаетесь. Ткните пальцем в любой камень - услышите историю этого и соседних камней длительностью минимум в час. Есть такое берлинское слово Kiez. Оно плохо переводится на другие языки, да и вне Берлина немцы часто его не слышали. Означает "район" или "квартал", но речь идет не о районе как единице административно-территориального деления, а о месте, где происходит твоя жизнь. Где соседи друг друга часто знают (это в не самом дружелюбном городе с населением под 4 миллиона, понаехавшим отовсюду от Норвегии до Бразилии), где есть детский сад, куда все водят детей, есть бар, куда все ходят после работы, есть булочная, куда все ходят за хлебом. Кицем, кстати, может быть не любой район, обяхательно нужна эта атмосферность. Моя улица - в кице, и соседняя - в кице, там наша любимая пекарня и наш любимый секонд-хенд, а через две улицы уже другой киц, "это синагога, в которую я не хожу". Я живу в кице и периодически на улицах здороваюсь, а после думаю: "А кто это вообще? Морда вроде знакомая, но как звать, не в курсе... А, вроде я в пивной его пару раз видела, примелькался. Значит, тоже тут живет". В моем кице выпускается даже бесплатный журнальчик с потешным для русского уха названием Kiezblatt ("Кицевский листок"). В каждом номере новости квартала: вот на таком-то углу закрылся мясной магазин, теперь там будет ателье, которое содержит фрау такая-то, она двенадцать лет назад приехала из Гамбурга/Амстердама/Пакистана, кстати, у нее дочь замужем и две внучки, вот фото. Трогательные письма читателей: "Я пенсионерка в инвалидной коляске, весь день на балконе, так вот недавно видела - мы все так усердно разделяем мусор, а мусорщики приехали и всё свалили в один контейнер, прошу принять меры". В каждом выпуске история одной из улиц. По каждому дому. И не только архитектура и политика, но и "а в этом доме пивная Kleine Kneipe, где уже тридцать лет разливает пиво наш любимый Фриц (фото Фрица, мини-интервью с Фрицем). Кстати, в соседнем доме блинная (фото блинной), где печет лучшие в квартале блины его очаровательная жена Беата. Но Фриц уже немолод, хотя мы все ему желаем здоровья и долголетия, и теперь уже часто за стойкой папе помогает его сын Ханс" (фото Ханса, мини-интервью с обалдевшим Хансом). Если вообще никаким образом место не отметилось в истории, что-то все равно найдется: "на этом углу в 1956 году состоялась эпическая драка херра такого-то с херром сяким-то, о которой старожилы до сих пор рассказывают внукам." Или вот есть Осткройц - узловая станция городской электрички S-Bahn, я там рядом ходила в языковую школу, а потом ухи пирсить. Станция как станция: стекло-бетон, эскалаторы, табло и один дохлый макдональдс. Так нет же, "Двенадцать неизвестных фактов об Осткройце". https://www.tip-berlin.de/berlin-besucher/nahverkehr/bahnhof-ostkreuz-in-12-bilder/ Вокзал построили в 1903 году, и сто лет он стоял в первозданном виде. Рядом даже был рабочий поселок для сотрудников вокзала. Сейчас, конечно, сотрудники уже живут как обычные люди в своих берлинских квартирах, поселок снесен, но мы вам сейчас подскажем, что если выйти из восточного выхода, а там прямо и налево, через пути и мимо помойки, то там еще сохранилась будочка станционного смотрителя, который до эпохи автоматизации махал флажками поездам. Да, поселок снесли, но вы имейте в виду - осталась водонапорная башня. Сейчас она уже никому не нужна, водоснабжение центральное, но она памятник и сносить ее не будут. (Кстати, очень правильно, что не будут - она там первый ориентир, чтобы не заблудиться). Вот вам много и подробно про историю этого нелепого каменного стоячего хуя у железной дороги. А если когда-нибудь по воле божией наш город вдруг станет богатым (тут все сказали "ха-ха") и будут инвесторы, то там, может, откроют ресторан с панорамным видом на город... Но пока там только панки, ночной техноклуб в руинах бывшего завода и всякая шваль вроде тебя, фрау Матфээфа. А если выйти через другой выход, то через 50 метров вы увидите такую уникальную достопримечательность, как ларек с сосисками. Не проходите мимо: это, чтоб вы знали, не просто ларек с сосисками - это еще с ГДРовских времен ларек с сосисками, и он не закрывался ни на день. И там до сих пор дают истинно ГДРовские сосиски Ketwurst, которые, конечно, радикально отличаются от сосисок Currywurst, Blutwurst и прочих wurst, особенно если с кетчупом, а это, как ни крутите, культурное наследие, фрау Матфээфа. Вот любят люди свой город. Не самый красивый, не самый богатый, не самый чистый, не самый безопасный, вообще ни по одному параметру не самый - но просто самый лучший.
75 views · Feb 3rd