Как же они заебали. Бан за саркастический комментарий под обсуждением народных примет! А вы, например, знали, что баба с пустыми вёдрами - это плохая примета не потому что вёдра пустые, а потому что баба? Давеча на ЧГК на этом вопросе из 16 команд 15 засыпалось. Долбаная мизогиния. Мужик с пустыми вёдрами - хорошая примета!

thumb_up15thumb_downchat_bubble16

More from Lana Good

О НАСИЛИИ Грустно. Умерла наша учительница математики, и в чатике одноклассников сплошные слёзы и соболезнования. Вроде всё по-людски, как и положено. А я вспоминаю, как мы плакали в старших классах, когда попали к ней в цепкие руки. Она считалась хорошей специалисткой, но методы обучения были такие, что врагу не пожелаешь. Все должны были не только выполнять домашние задания - это как раз нормально, но и записаться в математический кружок, где нас после восьми-девяти уроков, кружков и секций гоняли по задачнику Сканави - кто помнит эту фамилию, тот сейчас содрогнулся. Зачем это было нужно тем, кто не собирался поступать на специальности, связанные с математикой - неясно. Однако без этого получить нормальную оценку было невозможно. Вот наши будущие лингвисты, артисты и музыканты плакали, но ходили и решали. Именно тогда я бросила фортепиано - просто не успевала. "Домашнее задание должно быть выполнено до первого урока!" - она систематически приходила в класс на первые уроки по другим предметам и собирала тетради, чтоб никто не успел списать. Могла наорать и обругать, таскала нерадивых учеников за уши, оскорбляла последними словами. У самой дикция была из серии "полон рот горячей манной каши", и на первом же уроке класс сидел совершенно обалдевший и пытался разобрать, что она рассказывает. Все сначала переглядывались, потом пошёл шёпот: ты понял, что она сказала? Ты понимаешь, что она говорит? Ты записала? Но вслух сказать боялись. Я не выдержала, подняла руку и сказала фразу, которую мне потом напоминали до выпускного: - Простите, вы не могли бы повторить объяснение медленнее? Я потеряла нить рассуждения. Вот эту самую нить рассуждения все и запомнили, а не то, что учительница была, по сути, профнепригодной - её просто нельзя было подпускать к детям. Легко выходила из себя, начинала орать и брызгать слюной. Она знала это и даже гордилась: "Я как рот свой чёрный открою - стены боятся!" Потом уже мы узнали, что её избивал муж-алкоголик, и ещё куча проблем была в семье, и со здоровьем не всё гладко, но причём же здесь были мы? А теперь мои одноклассники оплакивают женщину, которая вела себя как садистка. Почему насилие воспринимается "с нами так и надо, иначе не научимся"? Я так не могу. Я помню свой ужас - что с нами так можно. Как с дикими зверями. Насилие - тем бОльшая проблема, что жертвы встраивают его в своё миропонимание. С нами можно - и с другими можно. И потом бесконечно воспроизводят эту модель уже в своей жизни, работе и семьях. Бесконечный круг насилия.

More from Lana Good

О НАСИЛИИ Грустно. Умерла наша учительница математики, и в чатике одноклассников сплошные слёзы и соболезнования. Вроде всё по-людски, как и положено. А я вспоминаю, как мы плакали в старших классах, когда попали к ней в цепкие руки. Она считалась хорошей специалисткой, но методы обучения были такие, что врагу не пожелаешь. Все должны были не только выполнять домашние задания - это как раз нормально, но и записаться в математический кружок, где нас после восьми-девяти уроков, кружков и секций гоняли по задачнику Сканави - кто помнит эту фамилию, тот сейчас содрогнулся. Зачем это было нужно тем, кто не собирался поступать на специальности, связанные с математикой - неясно. Однако без этого получить нормальную оценку было невозможно. Вот наши будущие лингвисты, артисты и музыканты плакали, но ходили и решали. Именно тогда я бросила фортепиано - просто не успевала. "Домашнее задание должно быть выполнено до первого урока!" - она систематически приходила в класс на первые уроки по другим предметам и собирала тетради, чтоб никто не успел списать. Могла наорать и обругать, таскала нерадивых учеников за уши, оскорбляла последними словами. У самой дикция была из серии "полон рот горячей манной каши", и на первом же уроке класс сидел совершенно обалдевший и пытался разобрать, что она рассказывает. Все сначала переглядывались, потом пошёл шёпот: ты понял, что она сказала? Ты понимаешь, что она говорит? Ты записала? Но вслух сказать боялись. Я не выдержала, подняла руку и сказала фразу, которую мне потом напоминали до выпускного: - Простите, вы не могли бы повторить объяснение медленнее? Я потеряла нить рассуждения. Вот эту самую нить рассуждения все и запомнили, а не то, что учительница была, по сути, профнепригодной - её просто нельзя было подпускать к детям. Легко выходила из себя, начинала орать и брызгать слюной. Она знала это и даже гордилась: "Я как рот свой чёрный открою - стены боятся!" Потом уже мы узнали, что её избивал муж-алкоголик, и ещё куча проблем была в семье, и со здоровьем не всё гладко, но причём же здесь были мы? А теперь мои одноклассники оплакивают женщину, которая вела себя как садистка. Почему насилие воспринимается "с нами так и надо, иначе не научимся"? Я так не могу. Я помню свой ужас - что с нами так можно. Как с дикими зверями. Насилие - тем бОльшая проблема, что жертвы встраивают его в своё миропонимание. С нами можно - и с другими можно. И потом бесконечно воспроизводят эту модель уже в своей жизни, работе и семьях. Бесконечный круг насилия.