Прочитала литовскую легенду о том, почему нельзя охотиться на кукушек. Потому что когда-то кукушка была девушкой по имени Gegutė. И было у нее девять братьев. Все они погибли на войне, а она превратилась в пеструю птицу и теперь их ищет. Ей даже деток растить некогда, их другие птицы растят. Ну и что сразу вспомнилось? полечю, рече, зегзицею по Дунаеви; омочю бебрянъ рукавъ въ Каялѣ рѣцѣ Это какой-то общий мотив, когда женщина ищет убитых-раненых-пропавших на войне, превратившись в кукушку? А где-нибудь еще есть?
thumb_up5thumb_downchat_bubble3

More from mareicheva

К вчерашнему разговору о национальностях. Цитата из книги М. Рольникайте "Это было потом": " На рукопись "Трех встреч" он (редактор) тоже поставил "за", но "с учетом пометок на полях плюс еще одного замечания: в повести нет ни одного русского героя. Почему бы не дать ...образ несгибаемого русского... Но это надо дать в рембрантовско-довженковском ключе". Проблема была не только в том, что повесть Рольникайте уже закончила и впихивать туда еще одного героя было уже сложно. Но и в том, что русских в Вильнюсе вообще было мало, а советских русских, которые требовались идеологу и того меньше. Автор попробовала это объяснить: " Он прервал меня на первых же словах: - Русский народ вынес на своих плечах главные тяготы войны, и хотя бы один его представитель в повести должен быть. Все же я пыталась объяснить, что повесть уже завершена, и вставить дополнительное действующее лицо невозможно, да и само действие происходит в Литве в первые месяцы оккупации, когда сопротивление еще только зарождалось. Он махнул рукой. - Партия оставляла людей для борьбы в тылу. Я, помня поспешное отступление советских солдат, возразила: - В Литве не успели, немцы ее оккупировали слишком внезапно. - Бросьте наводить тень на Красную Армию! Там, где не успели оставить коммунистов, вскоре все-таки было организовано подполье. От этого "Бросьте!" я почувствовала себя на допросе у следователя КГБ, хотя сидела в кабинете редакции. Но все же заставила себя объяснить: - Это было потом. На парашютах сбрасывали, в основном литовцев или евреев, знающих литовский язык, иначе их бы сразу задержали. Русские партизаны в отрядах тоже были, но только те, кому удалось избежать плена, и кого в начале укрывало местное население. Жур багровел, и я взмолилась: - Петр Владимирович, у меня же в повести люди разных национальностей - и литовцы, и евреи, и поляки. Есть даже хорошая немка, спасшая Ирену от публичного дома. А ведь показать, что были и хорошие немцы, для меня самой очень важно... Жур захлопнул папку. - Без русского героя повесть не пойдет! - и вернул ее мне. Шла по Моховой, а в ушах стоял голос Жура: "Без русского героя повесть не пойдет!" Рольникайте, кстати, выкрутилась: " Ведь жен русских офицеров, которые не успели эвакуироваться, немцы сначала заточили в два больших дома на улице Субачяус, а потом их тоже увезли в Панеряй и расстреляли. Так было. Внезапно возник новый сюжет... Был же случай, когда один мужчина из гетто, которого только ранило, и засыпало лишь тонким слоем земли, ночью выбрался из ямы и выполз за ограду. Но никто из окрестных жителей его к себе не пустил, он вынужден был вернуться в гетто, и все рассказал. Так же могло произойти с любым человеком. Допустим... Допустим, жена русского офицера так же избежала смерти: легко раненая, выждав, когда уйдут солдаты, сумела выбраться из-под трупов и добралась до города. Но там ее все равно поймали и повели в тюрьму. Да, я могу ввести такой эпизод, и в этом не будет неправды. Я сама удивилась, что так складно и достоверно все придумала. " И даже Ирену в Ирину не пришлось переименовывать! ...Может и у автора "Зеленой шишки" был неприятный разговор с редактором? И стал какой-нибудь Лешек Лешей?
Когда-то давно, в последнее лето перед школой, я прочитала книжку, которая мне понравилась. Дело было на детсадовской даче, книга была не моя и я довольно быстро забыла автора и название. Уже взрослой вспомнила сюжет и стала спрашивать в ЖЖ (да, тогда еще в ЖЖ), что бы это могло быть. Сначала мне не помогло даже волшебное сообщество «Забытое старое», но потом все-таки одна добрая женщина подсказала, что это была книга Георгия Балла «Зеленая шишка». https://www.rulit.me/author/ball-georgij-aleksandrovich/zelenaya-shishka-s-ill-download-517500.html Я обрадовалась, сказала «спасибо» и не стала перечитывать. Почему-то. А сейчас вот перечитала и удивилась. Сюжет я помнила хорошо. Война, маленький город оккупируют фашисты. Главная героиня — маленькая девочка, дочка скульптора, автора городской достопримечательности, двух каменных львов. Девочка в начале книги говорит маме: «мама, они увезут наших львов». Потом девочка гуляет одна, а когда возвращается домой, оказывается, что весь дом перевернут, а родителей и старшего брата увели. Девочку забирает незнакомка и строго-настрого запрещает выходить на улицу, потому что на улице девочку тут же схватят. В детстве я этого не поняла, а по воспоминаниям решила, что семья была еврейская. В книжке этого не сказано напрямую, но похоже, так оно и есть. Женщина какое-то время девочку прячет, потом подруга ее предупреждает: «соседи болтают, ты по улице дочку архитектора вела», тогда она ее перепрятывает в домик в лесу. Потом девочку забирают партизаны (что странно, зачем им ребенок в отряде, ну да ладно, книжка детская). Так вот, что меня удивило-то. Действие книги происходит в Литве. При этом у всех персонажей (кроме вскользь упомянутого гада Казимирыча) русские имена. Девочку зовут Лена. Ее брата, погибшего с родителями, Сеня. Подругу безымянной спасительницы — тетя Наташа. Сына спасительницы, который рассказывал Лене сказки, зовут Леша. Общаются все, понятное дело, на русском языке. Даже немцы, которые между собой все-таки говорят по-немецки, к мальчику Леше обращаются по-русски. Но в Литве до войны русских было крайне мало. Были, конечно, старообрядцы, может это они? Но больше вероятности, что спасители девочки были бы литовцами, или поляками, или беларусами. И вот что-то мне кажется, что это результаты идеологических правок. Возможно, в изначальном тексте и национальности были разные, и облаву проводили не немцы, а местные, потому и могли с мальчиком на понятном языке заговорить. Они еще польское «добже» в русскую речь вставили — но в то, что немцами командовал поляк, я не поверю, даже со скидкой на детскую книжку. В ЖЖ я когда-то писала про другую детскую книжку о военной Литве. Там тоже была альтернативная реальность, но хотя бы литовцы и поляки присутствовали (национальность спасенного из гетто мальчика старательно не упоминали). https://mareicheva.livejournal.com/934401.html?view=comments&nc=41#comments
57 views · Jan 30th

More from mareicheva

К вчерашнему разговору о национальностях. Цитата из книги М. Рольникайте "Это было потом": " На рукопись "Трех встреч" он (редактор) тоже поставил "за", но "с учетом пометок на полях плюс еще одного замечания: в повести нет ни одного русского героя. Почему бы не дать ...образ несгибаемого русского... Но это надо дать в рембрантовско-довженковском ключе". Проблема была не только в том, что повесть Рольникайте уже закончила и впихивать туда еще одного героя было уже сложно. Но и в том, что русских в Вильнюсе вообще было мало, а советских русских, которые требовались идеологу и того меньше. Автор попробовала это объяснить: " Он прервал меня на первых же словах: - Русский народ вынес на своих плечах главные тяготы войны, и хотя бы один его представитель в повести должен быть. Все же я пыталась объяснить, что повесть уже завершена, и вставить дополнительное действующее лицо невозможно, да и само действие происходит в Литве в первые месяцы оккупации, когда сопротивление еще только зарождалось. Он махнул рукой. - Партия оставляла людей для борьбы в тылу. Я, помня поспешное отступление советских солдат, возразила: - В Литве не успели, немцы ее оккупировали слишком внезапно. - Бросьте наводить тень на Красную Армию! Там, где не успели оставить коммунистов, вскоре все-таки было организовано подполье. От этого "Бросьте!" я почувствовала себя на допросе у следователя КГБ, хотя сидела в кабинете редакции. Но все же заставила себя объяснить: - Это было потом. На парашютах сбрасывали, в основном литовцев или евреев, знающих литовский язык, иначе их бы сразу задержали. Русские партизаны в отрядах тоже были, но только те, кому удалось избежать плена, и кого в начале укрывало местное население. Жур багровел, и я взмолилась: - Петр Владимирович, у меня же в повести люди разных национальностей - и литовцы, и евреи, и поляки. Есть даже хорошая немка, спасшая Ирену от публичного дома. А ведь показать, что были и хорошие немцы, для меня самой очень важно... Жур захлопнул папку. - Без русского героя повесть не пойдет! - и вернул ее мне. Шла по Моховой, а в ушах стоял голос Жура: "Без русского героя повесть не пойдет!" Рольникайте, кстати, выкрутилась: " Ведь жен русских офицеров, которые не успели эвакуироваться, немцы сначала заточили в два больших дома на улице Субачяус, а потом их тоже увезли в Панеряй и расстреляли. Так было. Внезапно возник новый сюжет... Был же случай, когда один мужчина из гетто, которого только ранило, и засыпало лишь тонким слоем земли, ночью выбрался из ямы и выполз за ограду. Но никто из окрестных жителей его к себе не пустил, он вынужден был вернуться в гетто, и все рассказал. Так же могло произойти с любым человеком. Допустим... Допустим, жена русского офицера так же избежала смерти: легко раненая, выждав, когда уйдут солдаты, сумела выбраться из-под трупов и добралась до города. Но там ее все равно поймали и повели в тюрьму. Да, я могу ввести такой эпизод, и в этом не будет неправды. Я сама удивилась, что так складно и достоверно все придумала. " И даже Ирену в Ирину не пришлось переименовывать! ...Может и у автора "Зеленой шишки" был неприятный разговор с редактором? И стал какой-нибудь Лешек Лешей?
Когда-то давно, в последнее лето перед школой, я прочитала книжку, которая мне понравилась. Дело было на детсадовской даче, книга была не моя и я довольно быстро забыла автора и название. Уже взрослой вспомнила сюжет и стала спрашивать в ЖЖ (да, тогда еще в ЖЖ), что бы это могло быть. Сначала мне не помогло даже волшебное сообщество «Забытое старое», но потом все-таки одна добрая женщина подсказала, что это была книга Георгия Балла «Зеленая шишка». https://www.rulit.me/author/ball-georgij-aleksandrovich/zelenaya-shishka-s-ill-download-517500.html Я обрадовалась, сказала «спасибо» и не стала перечитывать. Почему-то. А сейчас вот перечитала и удивилась. Сюжет я помнила хорошо. Война, маленький город оккупируют фашисты. Главная героиня — маленькая девочка, дочка скульптора, автора городской достопримечательности, двух каменных львов. Девочка в начале книги говорит маме: «мама, они увезут наших львов». Потом девочка гуляет одна, а когда возвращается домой, оказывается, что весь дом перевернут, а родителей и старшего брата увели. Девочку забирает незнакомка и строго-настрого запрещает выходить на улицу, потому что на улице девочку тут же схватят. В детстве я этого не поняла, а по воспоминаниям решила, что семья была еврейская. В книжке этого не сказано напрямую, но похоже, так оно и есть. Женщина какое-то время девочку прячет, потом подруга ее предупреждает: «соседи болтают, ты по улице дочку архитектора вела», тогда она ее перепрятывает в домик в лесу. Потом девочку забирают партизаны (что странно, зачем им ребенок в отряде, ну да ладно, книжка детская). Так вот, что меня удивило-то. Действие книги происходит в Литве. При этом у всех персонажей (кроме вскользь упомянутого гада Казимирыча) русские имена. Девочку зовут Лена. Ее брата, погибшего с родителями, Сеня. Подругу безымянной спасительницы — тетя Наташа. Сына спасительницы, который рассказывал Лене сказки, зовут Леша. Общаются все, понятное дело, на русском языке. Даже немцы, которые между собой все-таки говорят по-немецки, к мальчику Леше обращаются по-русски. Но в Литве до войны русских было крайне мало. Были, конечно, старообрядцы, может это они? Но больше вероятности, что спасители девочки были бы литовцами, или поляками, или беларусами. И вот что-то мне кажется, что это результаты идеологических правок. Возможно, в изначальном тексте и национальности были разные, и облаву проводили не немцы, а местные, потому и могли с мальчиком на понятном языке заговорить. Они еще польское «добже» в русскую речь вставили — но в то, что немцами командовал поляк, я не поверю, даже со скидкой на детскую книжку. В ЖЖ я когда-то писала про другую детскую книжку о военной Литве. Там тоже была альтернативная реальность, но хотя бы литовцы и поляки присутствовали (национальность спасенного из гетто мальчика старательно не упоминали). https://mareicheva.livejournal.com/934401.html?view=comments&nc=41#comments
57 views · Jan 30th