хроника оккупации: А тем, кто осмеливался жить привычной жизнью, предстоял серьёзный разговор с нелепыми советами, выворачиванием сумок и демонстрацией истории браузера в телефоне. — Как ты вообще на Невском оказалась? — У меня в субботу в школе уроки. А по Невскому я шла домой — у меня онлайн-урок, и надо было уйти пораньше из школы, после третьего урока. — Мама была в курсе, что ты раньше времени уходишь? — Да, в курсе. Она даже написала записку учителю, чтобы меня отпустили. — Ты часто ходишь одна домой? — Да, конечно. Это нормально. — Перед тем, как ты вышла из школы, тебя предупреждали, что могут быть какие-то проблемы? — То, что могут быть задержания, я, в принципе, знала, но не думала, что это может касаться лично меня. Но то, что там будут стоять правоохранительные органы, я догадывалась. — Вы это в школе обсуждали? — Нет, в школе мы такое не обсуждаем. Я это знаю из соцсетей, потому сейчас всё кишит этим. Хотя я этим и не интересуюсь. — Ты вышла из школы, и что дальше? В какой момент ты поняла, что что-то идёт не так? — Я вышла из школы, увидела, что стоят ограждения, и пошла туда, потому что была уверена: меня через них пропустят. Но ко мне подошел омоновец — в обмундировании, в шлеме с маской и с большим щитом, два полицейских в форме и человек в обычной чёрной одежде. — Как они к тебе обратились, и кто именно? — «Девушка, я могу задать вам пару вопросов?» — это человек в гражданской чёрной одежде так ко мне обратился. — Они представились? Как их зовут, кто они такие? — Нет, «человек в чёрном» и полицейские не представлялись, не называли свою должность. — Куда они тебя отвели? — Мы прошли немного от этого ограждения — в сторону просто отошли. Он спросил: «Откуда и куда вы идёте?» Я ответила, что иду из школы по записке от мамы, потому что мне надо быть дома. Объяснила, что здесь я потому, что учусь в школе, которая рядом. Он попросил показать записку, потом — что находится у меня в рюкзаке. Расспросил мои и мамы имя, фамилию, номер школы. Я показала, что у меня в рюкзаке — тетрадки разные и учебники. — Ты открыла рюкзак, и он туда просто заглянул? Или сам доставал вещи? — Он попросил вытащить пару вещей, потому что у меня тетради лежат в беспорядке, и взял их рассмотреть. — Просили телефон показать? — Да, попросили дать им телефон и разблокировать его. Смотрели историю, Instagram и ВК. — И что они там увидели? — В принципе, ничего. Все обычные вещи, которые может гуглить обычный подросток. — Сейчас подростки чего только не гуглят. — Ну, знаете… Ничего про митинги там, по крайней мере, не было. — Чем закончился разговор? — Ну, они меня спросили, зачем я вообще сюда хожу по субботам, и давайте, мол, здесь больше не появляйтесь. — Это тебе «человек в чёрном» так сказал? — Нет, это полицейский мне сказал, чтобы я лучше через это место больше не ходила, и вообще больше не ходила в школу по субботам во время «гуляний». — А как же ты должна понять, есть «гулянья» или нет? — Наверное, судя по тому, стоят там омоновцы или нет. — Тебе было страшно? — Да. — А чего именно ты боялась? — Что меня арестуют. — Чем всё кончилось? — Потом меня выпустили через это ограждение, и я пошла к метро мимо других омоновцев в оцеплении. — Маме рассказала, как она отреагировала? — Сказала, что надо было сразу позвонить. Но... раз не было применения физической силы, там, оскорблений, раз всё было безопасно и законно, то ничего. — Ну, и ты прав не качала, не скандалила, разговаривала вежливо? — Я знаю, что раз я несовершеннолетняя, допрашивать меня без мамы и обыскивать они не могли. Но я решила не обострять ситуацию. Они же могут меня забрать, избить... и тому подобное. — Как ты себе представляешь, что страшные омоновцы вдруг начнут избивать маленькую девочку с запиской от мамы? Вряд ли же? — Ну, мало ли что происходит. Бьют всех без разбора. Я видела на видео из Интернета.
thumb_up13thumb_downchat_bubble14

More from Sébastien de Bettôn

даже боюсь открывать эту новость

57 views · Feb 7th
начали поступать угрозы от неизвестных абонентов, которые, используя оскорбления и грязные ругательства, не стесняясь, стали присылать такие сообщения: «Ну что сука, скоро придем к тебе, будем бить по пузу, мы успеем до роддома», – написали в своих сообщениях блогеру неизвестные злоумышленники.
64 views · Feb 6th

Петербург сейчас. у маленького человечка в бункере истерика.

75 views · Feb 6th

More from Sébastien de Bettôn

даже боюсь открывать эту новость

57 views · Feb 7th
начали поступать угрозы от неизвестных абонентов, которые, используя оскорбления и грязные ругательства, не стесняясь, стали присылать такие сообщения: «Ну что сука, скоро придем к тебе, будем бить по пузу, мы успеем до роддома», – написали в своих сообщениях блогеру неизвестные злоумышленники.
64 views · Feb 6th

Петербург сейчас. у маленького человечка в бункере истерика.

75 views · Feb 6th